Nailbuster
Хайль Макс!
Мэттью дал по броневику косую очередь. Пули выбили из брони сноп искр, но тварь не задели. Оборотень – а это был именно он, теперь сомнений не оставалось – ловко перемахнул за борт машины и скрылся из виду. Оперативник успел заметить лишь лохматую волчью спину. Вновь заскрежетали по металлу когти - нечеловек запугивал противника. Похоже, он был невероятно зол.
"Еще бы," – хмыкнул про себя Кларк, - "сидел себе волчок на крышке БТРа, а тут, откуда не возьмись, появляется какой-то хрен, который, плюс ко всему, давай долбить по тебе c автоматика. Кому такое понравится? Ясное дело - никому. То-то косматый обозлился – помешали бедненькому выпиливать крышу."
Дождь все продолжал низвергаться на грешную землю, наполняя водой уже и без того переполненные лужи. Кларк, выпустив очередь, стал медленно пятится назад, отвлекая оборотня подальше от бронетранспортера. Сердце стучало, как молот, норовя проломить несчастные рёбра и вырваться наружу. Было страшно. Оборотень был в прекрасной физической форме и, судя по всему, в здравом уме – поистине страшная сила, особенно вооружённая плазменной горелкой.
"Наверняка от него ещё и псиной несёт по-страшному..."
Мэттью, впрочем, было не до шуток. Здоровенная, озлобленная тварь была где-то рядом, а где именно - он не знал. Битва грозила стать рукопашной, а значит, автомат здесь не лучший помощник. Мэтт торопливо скинул винтовку прямо в зыбучую грязь, - она скрылась в мутной воде по самый приклад. Затем торопливо, нервно, Кларк левой рукой вырвал из ножен на бронежилете длинный серебряный нож, а в правую руку лёг USP сорок пятого калибра.
"Где же ты? Где!? Наверняка обходишь со спины. Или уже обошел…" - гадал оперативник, судорожно озираясь по сторонам. Сзади раздался громкий всплеск, Кларк рефлекторно развернулся и узрел чёрную фигуру, стрелой летящую на него из пелены дождя. Какая быстрая тварь! Оборотень двигался быстро, словно молния, но человек почти не уступал ему. Почти… Оперативник пригнулся – светящееся лезвие резака просвистело точно над его каской. Вервольф бил наискось, сверху вниз. Мэттью оказался точнёхонько под правой рукой монстра, в то время как тот замахивался для второго, финального удара. Лучшего шанса быть не могло! Человек сделал резкий рывок - за спину неприятелю. Скорость биения сердца достигла своего максимума. Каждый удар отчётливо отдавался в мозгу, все вокруг замедлилось, даже капли дождя, казалось, парили в воздухе. Мэттью ударил ножом в спину вервольфу, целясь между лопаток, прямёхонько в позвоночник. Пистолет тоже не остался без дела – вогнав лезвие по самую рукоять, Кларк упёр ствол в лохматое тело монстра, несколько раз надавив на крючок. USP послушно повиновался, по-дружески толкнув солдата в кисть. Эх, если бы пистолетам давали медали, это верное оружие было бы самым прославленным ветераном - столько раз оно спасало хозяина.
Человек и волк сошлись в смертельном танце. Чем все закончится - решит не судьба, не Бог, не везение, а навык. Отточенное в течение лет умение убивать. А вот кто преуспел в этом больше - покажет время.

- Лучше б ты наших благородных разбойников попросил потрудиться, - едва слышно пробурчал себе под нос Заремба, выбираясь из кабины и уже на улице присовокупив к своему замечанию несколько малопечатных эпитетов относительно пейсов, Иеговы и мужского срама. Дождь, казалось, давно позабыл, что должен когда-нибудь кончиться, и теперь даже не лил, а обрушивался на голову унтера огромным водяным молотом. Не иначе, каждая капля была размером с пулю.
В живых на улице почти никого не осталось - несколько бандитов, израненных и изувеченных в схватке, ползали в грязи, смешанной с кровью, и едва слышно стонали. Морок уже почти выветрился из их мозга, и теперь их широко распахнутые глаза были полны безумного изумления.
"Если мы нелюди," - подумал унтер, с трудом удерживаясь от того, чтобы опуститься рядом с этими несчастными в грязь и прекратить их страдания, а заодно и подкрепиться на дорожку, - "то кто же тогда наш ребе?"
Ежи оказались тяжёлыми даже для искусственного вампира, но Заремба вполне справился с одним из них. Теперь небольшой грузовичок каэмовцев мог беспрепятственно проехать в образовавшуюся брешь, а вот преследователям пришлось бы повозиться ещё с одним ежом... Стоп! Что это там было сзади? Уж не выстрелы ли? И не крик какой-то косматой твари?..
- Давай-ка погнали, Моисей, - через секунду Заремба уже захлопывал дверь кабины. - Кажется, нашим героям временно не до нас.
Желчно усмехаясь, он достал из-за пазухи чью-то оторванную руку и принялся с жадностью восполнять свою недельную норму гемоглобина. Кроме невосприимчивости к солнцу, главным достоинством энских фриков было то, что без крови они вполне могли обходиться долгое время, просто с ней чувствовали себя значительно лучше.

Оборотень, получив положенную ему по всем международным конвенциям дозу серебра, успел круто развернуться и полоснуть в воздухе лезвием резака, целясь по руке Мэтью. Оперативник успел вырвать нож и пригнулся, уходя от удара монстра и уже ожидая адской, жгучей боли в предплечье. По счастью, тот лишь самым острием оплавил ствол пистолета, после чего вновь поднял резак… и вдруг застыл с широко распахнутыми жёлтыми глазами, кажется, ощутив наконец страшную рану в спине.
"Всё кончено!?" - человек затаил дыхание, крепче сжав окровавленный нож. Вервольф пошатнулся, взгляд его затуманился страшное оружие выпало из его лап и он, крутанувшись вновь на одной ноге, медленно и неуклюже, с глухим рыком скатился с крыши и вновь исчез за стеной дождя. Раздались громкие шлёпающие шаги, которые вскоре стихли где-то вдали.
"У него были все шансы убить меня... Неужели он не попробует снова?" - подумал Мэттью, бездумно вперив свой взгляд в стену бушующей стихии, пытаясь рассмотреть волка, правда, без особой надежды на удачу. Косматая тварь трусливо сбежала во мглу, из которой выползла. Вспомнив о пистолете, Мэтт поднял его и рассмотрел. Для стрельбы он уже не годился. Однозначно и бесповоротно.
- Прости, - шепнул боец своему старому товарищу. Он с сожалением вынул магазин и отсоединил затвор, всё остальное выкинув в лужу. Потеря этого пистолета была для Кларка ударом – конечно, всяко лучше чем лишиться руки, но потерять любимое оружие таким образом было для него просто унизительным.
Какое-то время в поле царила мёртвая тишь. Лишь крупный дождь своими огромными каплями выбивал равномерную дробь по обшивке. Через пару минут крышка люка откинулась, наружу высунулся взволнованный Туск. Мэтт видел лишь его тёмный силуэт, озаряемый заходящим солнцем. Нахмурившись и потирая лоб, паранормалик всматривался в дождь.
- Тварь где-то рядом, пан Кларк, и кажется, она прихватила ваш автомат с собой. Заберите это, - он кивнул на брошенный резак оборотня, - и спускайтесь сюда. Нам нужно двигаться дальше. Кажется, мы всё-таки напали на верный след.
Молча кивнув, оперативник подобрал горелку, оказавшуюся страшно тяжелой. Орудовать ею одной рукой мог либо очень сильный человек... либо вервольф. По-прежнему не говоря ни слова, Кларк с резаком спустился в БТР и опустился на свое прежнее место. Выходило, что из оружия у него остался только нож. Не считая того, что было в рюкзаке и жилете: пара осколочных гранат, парочка светошумовых, световые шашки, фонари - одна мелочёвка. Единственным настоящим оружием, которое Кларк всегда берет "про запас", был Sig Sauer P229 с крупным патроном.
"Дурак! Как можно было оставить там автомат? Хотя лучше уж он, чем голова." - Мэтт уткнулся в обтянутые перчатками ладони. - "А какая была здоровая тварь... Хорошо, что на куски не располосовала. Дай Бог, чтобы больше наши пути не пересеклись."
Мэттью перевел взгляд на команду, уловив, как показалось, озабоченные взгляды. Натянув несколько вымученную улыбку, которой, правда, не было видно под маской, он выдавил:
- Ну, шеф, чё встали-то? Трогай!

Грузовичок тронулся, протискиваясь между ежами, и Семён, скомкав окровавленный бумажный платок ("Сколько все же за три четверти века придумано разных полезных мелочей!";), выглянул в окошко. Да, с бандой, пожалуй, покончено раз и навсегда. Псайкер смотрел на растянувшиеся в жирной грязи изломанные фигурки, и во взгляде его выпуклых агатовых глаз не было ни сожаления, ни сострадания - только заслуженная гордость профессионала, хорошо выполнившего сложную и потому особенно интересную работу. В конце концов, зрелище охватившего налетчиков спонтанного кровавого безумия произвело впечатление даже на унтер-офицера Зарембу, что, надо признать, приятно щекотало самолюбие "ребе". А человеческие жизни не имеют значения - если, конечно, речь идет не о жизни единственного в своем роде, уникального и неповторимого Семёна Брика.
Семён сидел с полуприкрытыми глазами, усмиряя расшалившийся пульс, и потому не сразу обратил внимание на аппетитное чавканье вампира. Рассмотрев же как следует увлеченно поедаемый им деликатес, паранормалик заметно позеленел толстым лицом. Недавно проглоченный бутерброд бодро пополз вверх по пищеводу, и Семёну пришлось изрядно постараться, чтобы сдержать его порыв к свободе. Торопливо отведя глаза, он уставился в зеркало заднего вида, пытаясь узреть сквозь хлещущие с неба водяные струи броневик "светлячков". Попытка не увенчалась успехом, чему Семён весьма обрадовался. Он не питал иллюзий - вырвавшись из засады, они, скорее всего, выдали себя: старший лейтенант Туск едва ли поверит, будто бандиты и вправду перегрызли друг друга в припадке массового помешательства. Зато диверсантам удалось избавиться от назойливого внимания аэсовцев - пока, во всяком случае, - а их внешность запомнил лишь безухий паранормалик; Семён предусмотрительно позаботился, чтобы до времени в памяти Вацлава вместо лиц оставались только расплывчатые пятна.
Сердце наконец унялось, головная боль потихоньку исчезла. За окнами плыл все тот же окончательно размокший пейзаж, мотор успокоительно клокотал, грузовичок размеренно приседал на рессорах, штурмуя наполненные водой колдобины. Насытившийся Заремба сосредоточенно крутил баранку. Семён и сам не заметил, как стал позевывать, клевать носом и наконец провалился в дрему.

- Трогать? Так точно, сэр! - хохотнул Вацлав, до сих пор пребывавший в неестественно благодушном настроении. Дёрнув за рычаги, он лихо направил машину в дождь, но буквально через минуту резко затормозил, едва не налетев на противотанкового ежа, загромоздившего половину дороги. Конструкцию огибала справа узкая колея от грузовика коммерсантов... а чуть поодаль, у старого полусгнившего дома, больше напоминающего сарай, лежали трупы. Много трупов, не меньше десятка. И почти у каждого на лице застыла страшная, безумная гримаса. Кто-то испустил дух, так и не разжав побелевших пальцев, сжавшихся мёртвой хваткой на чужом горле...
Глянув через плечо Вацлава, Туск покачал головой:
- Похоже, они сами перебили друг друга - во всяком случае, это так выглядит. Но я ощущаю какой-то странный ментальный фон... Непохоже, чтобы идея столь радикально поделить наживу пришла им сама по себе. Понимаете меня, пан Кларк? - он обернулся к Мэттью. - Ступайте, осмотрите их. И вы тоже, Вацлав. Как осмотрите, цепляйте лебёдку к ежу - его надо убрать как можно скорее. Наш броневик тут не пролезет.
Он откинулся на спинку сиденья и обхватил руками голову. Ему явно было не по себе.
Кларк распахнул люк и выглянул наружу. Зрелище, открывшееся ему, было не из приятных. Разорванные пулями и зубами тела, похожие больше на бесформенные куски мяса... Должно быть, бойня была чудовищная. Пулевых отверстий было немного – грабители изничтожали друг друга тем, что было под рукой. Поэтому часть тел была разорвана и порублена в клочья самым варварским образом, у других отсутствовали целые куски черепа, третьи умерли, вцепившись в чужую глотку зубами. Хорошо, что дождь скрывал запах.
Мэттью спустился с брони и взялся за лебёдку. Молча обвив её вокруг середины ежа, зацепил карабином. Уборка ежа заняла не более десяти минут. Но за это время "торговцы", которые уж слишком легко проехали мимо разъяренной толпы, наверняка смогли далеко от них оторваться.
Мэтт вымок до нитки, и настроение у него было хуже некуда. Больше всего он мечтал побыстрее догнать "торговцев" и хорошенько с ними потолковать, чтобы хоть как-то скрасить незадавшийся день.
Когда он вернулся в вожделенное тепло БТРа, Туск рассматривал карту страны, с каждой минутой хмурясь всё больше и больше.
- Как они там сказали? - пробормотал он. - Едут в Прагу? Рядом с Варшавой?.. Всё сходится, пан Кларк, всё сходится... Заводите мотор, - бросил он и отложил карту, толком её даже не свернув. - Мы едем за господами коммерсантами. До столицы недалеко, дорога у них теперь одна, - он устроился поудобней и закрыл глаза. - Пожалуй, к тому времени как мы их нагоним, я приду в себя окончательно... А пока... - командир закрыл глаза, давая понять, что "пока" его сон священен.
Вацлав нехотя уселся за штурвал и завёл мотор.
- Не нравится мне всё это, - пробурчал он, глянув через плечо на спящего Туска. - Только зря потеряем время, гоняясь за этими милыми ребятами. Ну нагоним мы их, ну обыщем... Всё равно ничего не найдём. Не похожи они на нелюдей, я бы непременно почуял неладное. Ну хоть ты бы ему сказал, ей-богу! - шепнул он Кларку. - Ты-то на голову, вроде, не контуженный.
Кларк исподлобья глянул на рядового.
- Кто здесь контуженный, так это ты. Заводи мотор.
- Да как ты… - попытался возмутиться Вацлав, но Мэттью оборвал его:
- Замолкни. Я сейчас не в настроении спорить. Догоним этих "милых ребят", тогда и посмотрим, насколько они милы. А пока не догнали, делай что говорят. Сдаётся мне, старикан прав.
- Вы оба чокнулись, - солдат отвернулся от Мэттью и, угрюмо бормоча что-то себе под нос, направил броневик в непогоду, не подозревая, насколько замутнён сейчас его собственный разум.




@темы: Варшавский Экспресс, Коалиция Максов, квесты, ролевая игра, творчество