• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Творчество (список заголовков)
23:35 

Коалиция и Макс, выпуск №21

Хайль Макс!

Очередной выпуск нашего веб-комикса про троицу незадачливых суперзлодеев, жаждущих (разумеется!) завоевать мир, но слишком занятых всякими бытовыми вопросами... Например, приобретением суперзлодейского питомца!



Другие комиксы серии | Наша группа ВКонтакте | Наш злодейский форум




@темы: Коалиция Максов, Коалиция и Макс, комиксы, творчество

00:40 

Коалиция и Макс, выпуск №19

Хайль Макс!

Сюжет для выпуска предложен нашей верной соратницей Елизаветой Scarlet из оперативного штаба КМ ВКонтакте.

Министерство Пропаганды напоминает: любой из вас, господа, может внести свой вклад в дело Захвата Мира. Хотите стать соавтором наших злодейских комиксов? Просто предложите свой сюжет! Никогда ещё принести пользу нашему тёмному движению не было так просто!

Другие комиксы серии | Наша группа ВКонтакте | Наш злодейский форум




@темы: Коалиция Максов, Коалиция и Макс, комиксы, творчество

00:32 

Серая Рать. Часть первая

Хайль Макс!

По многочисленным просьбам трудящихся, выкладываю отредактированную первую главу “Серой Рати” – второго из каэмовских квестов, полностью доигранных, отредактированных и склеенных во имя нашей новой (на самом деле – уже далеко не новой) “литературной” концепции. Главная героиня квеста – девушка по имени Зузанна, способная повелевать животными, но не слишком-то опытная в общении с людьми…


читать дальше

@темы: Творчество, Коалиция Максов

01:36 

Воры и убийцы серых болот. Глава 1. Рутинная работа

Хайль Макс!

Господа единомышленники! Мы счастливы представить вашему вниманию наш новый, весьма смелый и необычный проект – фотокомикс «Воры и убийцы серых болот», действие которого происходит в Петербурге, городе, известном своей мистической атмосферой. Это история о противостоянии КМ и сил, куда более тёмных и зловещих, чем мы могли себе вообразить в ту пору… Впрочем, всему своё время. Не станем забегать вперёд, а просто начнём с начала. Или даже чуточку раньше.

Пожалуй, этот комикс – самое амбициозное начинание Отдела Пропаганды КМ за всю историю существования сайта. Поэтому, господа, не стесняйтесь по мере сил поддерживать тех героев и злодеев, что согласились на свой страх и риск участвовать в нём. И, конечно же, Командование настоятельно просит везде и всюду распространять ссылку на комикс, содействуя тем самым пропаганде наших идей и нашей эстетики среди простых смертных. Помните: чем больше будет у нас читателей, тем быстрее мы завоюем мир! Или хотя бы Петербург…

Обложка

Читать далее на Сайте О Захвате Мира


@темы: Коалиция Максов, Творчество

01:32 

Воры и убийцы серых болот. Глава 1. Рутинная работа

Хайль Макс!

Господа единомышленники! Мы счастливы представить вашему вниманию наш новый, весьма смелый и необычный проект – фотокомикс «Воры и убийцы серых болот», действие которого происходит в Петербурге, городе, известном своей мистической атмосферой. Это история о противостоянии КМ и сил, куда более тёмных и зловещих, чем мы могли себе вообразить в ту пору… Впрочем, всему своё время. Не станем забегать вперёд, а просто начнём с начала. Или даже чуточку раньше.

Пожалуй, этот комикс – самое амбициозное начинание Отдела Пропаганды КМ за всю историю существования сайта. Поэтому, господа, не стесняйтесь по мере сил поддерживать тех героев и злодеев, что согласились на свой страх и риск участвовать в нём. И, конечно же, Командование настоятельно просит везде и всюду распространять ссылку на комикс, содействуя тем самым пропаганде наших идей и нашей эстетики среди простых смертных. Помните: чем больше будет у нас читателей, тем быстрее мы завоюем мир! Или хотя бы Петербург…

Обложка

Читать далее на Сайте О Захвате Мира




@темы: Воры и убийцы серых болот, Коалиция Максов, творчество, фотокомикс

11:59 

Фотокомикс. Образ главной героини

Хайль Макс!

Вчера совершенно спонтанно выбрались к железнодорожным мостам в окрестностях Лесной (ну, там где Тёмная Цитадель ещё возвышается), фоткали Родаши в свежеприобретённой маске. Можно сказать, репетировали пилотный выпуск фотокомикса, прорабатывали образ нашей маленькой "теневой воровки". Если мирозданию будет угодно, съёмки с бандитами и пушками начнём уже на следующих выходных. Это, пожалуй, самый смелый и оригинальный каэмовский проект за все шесть лет моего фюрерства. Надеюсь, из него что-то да выйдет. Вчерашними фотками я, по крайней мере, доволен. Родаши молодчинка.



Читать дальше (8 фото)


@темы: Фотки, Творчество, Коалиция Максов, Захват мира, Досуг, трэш, угар, кутежи

11:49 

Фотокомикс. Образ главной героини

Хайль Макс!

Вчера совершенно спонтанно выбрались к железнодорожным мостам в окрестностях Лесной (ну, там где Тёмная Цитадель ещё возвышается), фоткали Родаши в свежеприобретённой маске. Можно сказать, репетировали пилотный выпуск фотокомикса, прорабатывали образ нашей маленькой "теневой воровки". Если мирозданию будет угодно, съёмки с бандитами и пушками начнём уже на следующих выходных. Это, пожалуй, самый смелый и оригинальный каэмовский проект за все шесть лет моего фюрерства. Надеюсь, из него что-то да выйдет. Вчерашними фотками я, по крайней мере, доволен. Родаши молодчинка.



















Тут и тут - чуть больше фоток.




@темы: Коалиция Максов, косплей, персонажи, тёмная эстетика, творчество, фотки, фотокомикс

20:15 

Остров Тиниан

Хайль Макс!
Пора возвращаться на дайры - эти ваши соцсети начинают казаться хипстерским говном без души. И вернусь я с ностальгическим текстом.

Аннотация

Вторая Мировая война вот-вот подойдёт к концу. Это прекрасно понимают все, все, в том числе спецпосланник Третьего Рейха в Японии – молодой человек по имени Нэйл Бастер, специалист по тайным проектам. На его глазах догорает пламя величайшей битвы в истории человечества… и Нечеловечества тоже.

Слово командору

Этот рассказ – литературная адаптация квеста, сыгранного когда-то давным-давно, в дремучем 2008-м году, на нашем мрачном злодейском форуме. В отличие от «Варшавского Экспресса», он вышел очень коротким, да и по красоте слога явно не может тягаться с нашими более свежими творениями… однако многие ветераны нашего движения признают его одним из лучших квестов, сыгранных в КМ за последние шесть лет. Это рассказ о том, как появился в нашей истории Нэйл Бастер – человек, которому суждено впоследствии стать врагом всего мира номер один. Это ещё не первая глава ко всей эпопее Коалиции Максов, но определённо годится для предисловия.

Хочется сказать пару слов о том, как я этот текст читал и редактировал. Странновато было править собственный (наполовину, но всё-таки) текст образца 2008 года - от созерцания такого количества многоточий, пунктуационных ошибок и наивного детского (не чета нынешнему, хе-хе) пафоса в монологах да диалогах бедные глаза мои в конце концов едва не закровоточили. Характер Нэйла тоже пришлось подкорректировать, что-то где-то удалив, что-то где-то переформулировав слегка иначе. В оригинале спецпосланник, к примеру, узнав о гибели фюрера, пустился в какую-то слезливую истерику, хотя общеизвестно, что ни один вымышленный нацистский суперзлодей отнюдь Адольфа Алоизовича не боготворит... Кстати, если кто из ветеранов заметил, прозвище "рейхсподонок" в этом рассказе не употребляется - для безумной компании Шляпника и Сони Ботаника и Джулл оно вполне годится, но атмосферу ночного Тиниана ломает в корне. Ну а по поводу переименования Майора в штурмбанфюрера, я просто превратил прямой жирнючий плагиат в изящную лёгкую "пасхалку". Фанаты "Хеллсинга" поймут и порадуются, остальным по большому счёту всё равно.


@темы: Творчество, Коалиция Максов

01:02 

Остров Тиниан

Хайль Макс!

Аннотация

Вторая Мировая война вот-вот подойдёт к концу. Это прекрасно понимают все, все, в том числе спецпосланник Третьего Рейха в Японии – молодой человек по имени Нэйл Бастер, специалист по тайным проектам. На его глазах догорает пламя величайшей битвы в истории человечества… и Нечеловечества тоже.

Слово командору

Этот рассказ – литературная адаптация квеста, сыгранного когда-то давным-давно, в дремучем 2008-м году, на нашем мрачном злодейском форуме. В отличие от «Варшавского Экспресса», он вышел очень коротким, да и по красоте слога явно не может тягаться с нашими более свежими творениями… однако многие ветераны нашего движения признают его одним из лучших квестов, сыгранных в КМ за последние шесть лет. Это рассказ о том, как появился в нашей истории Нэйл Бастер – человек, которому суждено впоследствии стать врагом всего мира номер один. Это ещё не первая глава ко всей эпопее Коалиции Максов, но определённо годится для предисловия.

В заключении хочется сказать пару слов о том, как я этот текст читал и редактировал. Странновато было править собственный (наполовину, но всё-таки) текст образца 2008 года - от созерцания такого количества многоточий, пунктуационных ошибок и наивного детского (не чета нынешнему, хе-хе) пафоса в монологах да диалогах бедные глаза мои в конце концов едва не закровоточили. Характер Нэйла тоже пришлось подкорректировать, что-то где-то удалив, что-то где-то переформулировав слегка иначе. В оригинале спецпосланник, к примеру, узнав о гибели фюрера, пустился в какую-то слезливую истерику, хотя общеизвестно, что ни один вымышленный нацистский суперзлодей отнюдь Адольфа Алоизовича не боготворит... Кстати, если кто из ветеранов заметил, прозвище "рейхсподонок" в этом рассказе не употребляется - для безумной компании Шляпника и Сони Ботаника и Джулл оно вполне годится, но атмосферу ночного Тиниана ломает в корне. Ну а по поводу переименования Майора в штурмбанфюрера, я просто превратил прямой жирнючий плагиат в изящную лёгкую "пасхалку". Фанаты "Хеллсинга" поймут и порадуются, остальным по большому счёту всё равно.




@темы: Вторая Мировая война, Коалиция Максов, Нэйл Бастер, квесты, творчество

22:29 

Коалиция и Макс, выпуск №14

Хайль Макс!
07.07.2012 в 09:58
Пишет Родаши:

Коалиция и Макс, 14



URL записи

@темы: Коалиция Максов, Коалиция и Макс, Творчество

00:15 

Коалиция и Макс, выпуск №13

Хайль Макс!

Господство над одним отдельно взятым домом захвачено! Самые смешные и незадачливые злодеи во Вселенной уверенным шагом идут к власти над остальным миром…



Другие комиксы серии | Наша группа ВКонтакте | Наш злодейский форум


@темы: Творчество, Коалиция и Макс, Коалиция Максов

10:39 

Коалиция и Макс, выпуски 11 и 12

Хайль Макс!
Ура! Новые комиксы про самых безобидных суперзлодеев во Вселенной на Сайте О Захвате Мира! Кто не откомментирует, тот лох!





ВКонтакте тоже можно неистово лайкать, кстати. И на форуме спасибо говорить.

@темы: комиксы, захват мира, Творчество, Коалиция и Макс

16:36 

Варшавский Экспресс. Часть 1 (3/3)

Хайль Макс!
Мэттью дал по броневику косую очередь. Пули выбили из брони сноп искр, но тварь не задели. Оборотень – а это был именно он, теперь сомнений не оставалось – ловко перемахнул за борт машины и скрылся из виду. Оперативник успел заметить лишь лохматую волчью спину. Вновь заскрежетали по металлу когти - нечеловек запугивал противника. Похоже, он был невероятно зол.
"Еще бы," – хмыкнул про себя Кларк, - "сидел себе волчок на крышке БТРа, а тут, откуда не возьмись, появляется какой-то хрен, который, плюс ко всему, давай долбить по тебе c автоматика. Кому такое понравится? Ясное дело - никому. То-то косматый обозлился – помешали бедненькому выпиливать крышу."
Дождь все продолжал низвергаться на грешную землю, наполняя водой уже и без того переполненные лужи. Кларк, выпустив очередь, стал медленно пятится назад, отвлекая оборотня подальше от бронетранспортера. Сердце стучало, как молот, норовя проломить несчастные рёбра и вырваться наружу. Было страшно. Оборотень был в прекрасной физической форме и, судя по всему, в здравом уме – поистине страшная сила, особенно вооружённая плазменной горелкой.
"Наверняка от него ещё и псиной несёт по-страшному..."
Мэттью, впрочем, было не до шуток. Здоровенная, озлобленная тварь была где-то рядом, а где именно - он не знал. Битва грозила стать рукопашной, а значит, автомат здесь не лучший помощник. Мэтт торопливо скинул винтовку прямо в зыбучую грязь, - она скрылась в мутной воде по самый приклад. Затем торопливо, нервно, Кларк левой рукой вырвал из ножен на бронежилете длинный серебряный нож, а в правую руку лёг USP сорок пятого калибра.
"Где же ты? Где!? Наверняка обходишь со спины. Или уже обошел…" - гадал оперативник, судорожно озираясь по сторонам. Сзади раздался громкий всплеск, Кларк рефлекторно развернулся и узрел чёрную фигуру, стрелой летящую на него из пелены дождя. Какая быстрая тварь! Оборотень двигался быстро, словно молния, но человек почти не уступал ему. Почти… Оперативник пригнулся – светящееся лезвие резака просвистело точно над его каской. Вервольф бил наискось, сверху вниз. Мэттью оказался точнёхонько под правой рукой монстра, в то время как тот замахивался для второго, финального удара. Лучшего шанса быть не могло! Человек сделал резкий рывок - за спину неприятелю. Скорость биения сердца достигла своего максимума. Каждый удар отчётливо отдавался в мозгу, все вокруг замедлилось, даже капли дождя, казалось, парили в воздухе. Мэттью ударил ножом в спину вервольфу, целясь между лопаток, прямёхонько в позвоночник. Пистолет тоже не остался без дела – вогнав лезвие по самую рукоять, Кларк упёр ствол в лохматое тело монстра, несколько раз надавив на крючок. USP послушно повиновался, по-дружески толкнув солдата в кисть. Эх, если бы пистолетам давали медали, это верное оружие было бы самым прославленным ветераном - столько раз оно спасало хозяина.
Человек и волк сошлись в смертельном танце. Чем все закончится - решит не судьба, не Бог, не везение, а навык. Отточенное в течение лет умение убивать. А вот кто преуспел в этом больше - покажет время.

- Лучше б ты наших благородных разбойников попросил потрудиться, - едва слышно пробурчал себе под нос Заремба, выбираясь из кабины и уже на улице присовокупив к своему замечанию несколько малопечатных эпитетов относительно пейсов, Иеговы и мужского срама. Дождь, казалось, давно позабыл, что должен когда-нибудь кончиться, и теперь даже не лил, а обрушивался на голову унтера огромным водяным молотом. Не иначе, каждая капля была размером с пулю.
В живых на улице почти никого не осталось - несколько бандитов, израненных и изувеченных в схватке, ползали в грязи, смешанной с кровью, и едва слышно стонали. Морок уже почти выветрился из их мозга, и теперь их широко распахнутые глаза были полны безумного изумления.
"Если мы нелюди," - подумал унтер, с трудом удерживаясь от того, чтобы опуститься рядом с этими несчастными в грязь и прекратить их страдания, а заодно и подкрепиться на дорожку, - "то кто же тогда наш ребе?"
Ежи оказались тяжёлыми даже для искусственного вампира, но Заремба вполне справился с одним из них. Теперь небольшой грузовичок каэмовцев мог беспрепятственно проехать в образовавшуюся брешь, а вот преследователям пришлось бы повозиться ещё с одним ежом... Стоп! Что это там было сзади? Уж не выстрелы ли? И не крик какой-то косматой твари?..
- Давай-ка погнали, Моисей, - через секунду Заремба уже захлопывал дверь кабины. - Кажется, нашим героям временно не до нас.
Желчно усмехаясь, он достал из-за пазухи чью-то оторванную руку и принялся с жадностью восполнять свою недельную норму гемоглобина. Кроме невосприимчивости к солнцу, главным достоинством энских фриков было то, что без крови они вполне могли обходиться долгое время, просто с ней чувствовали себя значительно лучше.

Оборотень, получив положенную ему по всем международным конвенциям дозу серебра, успел круто развернуться и полоснуть в воздухе лезвием резака, целясь по руке Мэтью. Оперативник успел вырвать нож и пригнулся, уходя от удара монстра и уже ожидая адской, жгучей боли в предплечье. По счастью, тот лишь самым острием оплавил ствол пистолета, после чего вновь поднял резак… и вдруг застыл с широко распахнутыми жёлтыми глазами, кажется, ощутив наконец страшную рану в спине.
"Всё кончено!?" - человек затаил дыхание, крепче сжав окровавленный нож. Вервольф пошатнулся, взгляд его затуманился страшное оружие выпало из его лап и он, крутанувшись вновь на одной ноге, медленно и неуклюже, с глухим рыком скатился с крыши и вновь исчез за стеной дождя. Раздались громкие шлёпающие шаги, которые вскоре стихли где-то вдали.
"У него были все шансы убить меня... Неужели он не попробует снова?" - подумал Мэттью, бездумно вперив свой взгляд в стену бушующей стихии, пытаясь рассмотреть волка, правда, без особой надежды на удачу. Косматая тварь трусливо сбежала во мглу, из которой выползла. Вспомнив о пистолете, Мэтт поднял его и рассмотрел. Для стрельбы он уже не годился. Однозначно и бесповоротно.
- Прости, - шепнул боец своему старому товарищу. Он с сожалением вынул магазин и отсоединил затвор, всё остальное выкинув в лужу. Потеря этого пистолета была для Кларка ударом – конечно, всяко лучше чем лишиться руки, но потерять любимое оружие таким образом было для него просто унизительным.
Какое-то время в поле царила мёртвая тишь. Лишь крупный дождь своими огромными каплями выбивал равномерную дробь по обшивке. Через пару минут крышка люка откинулась, наружу высунулся взволнованный Туск. Мэтт видел лишь его тёмный силуэт, озаряемый заходящим солнцем. Нахмурившись и потирая лоб, паранормалик всматривался в дождь.
- Тварь где-то рядом, пан Кларк, и кажется, она прихватила ваш автомат с собой. Заберите это, - он кивнул на брошенный резак оборотня, - и спускайтесь сюда. Нам нужно двигаться дальше. Кажется, мы всё-таки напали на верный след.
Молча кивнув, оперативник подобрал горелку, оказавшуюся страшно тяжелой. Орудовать ею одной рукой мог либо очень сильный человек... либо вервольф. По-прежнему не говоря ни слова, Кларк с резаком спустился в БТР и опустился на свое прежнее место. Выходило, что из оружия у него остался только нож. Не считая того, что было в рюкзаке и жилете: пара осколочных гранат, парочка светошумовых, световые шашки, фонари - одна мелочёвка. Единственным настоящим оружием, которое Кларк всегда берет "про запас", был Sig Sauer P229 с крупным патроном.
"Дурак! Как можно было оставить там автомат? Хотя лучше уж он, чем голова." - Мэтт уткнулся в обтянутые перчатками ладони. - "А какая была здоровая тварь... Хорошо, что на куски не располосовала. Дай Бог, чтобы больше наши пути не пересеклись."
Мэттью перевел взгляд на команду, уловив, как показалось, озабоченные взгляды. Натянув несколько вымученную улыбку, которой, правда, не было видно под маской, он выдавил:
- Ну, шеф, чё встали-то? Трогай!

Грузовичок тронулся, протискиваясь между ежами, и Семён, скомкав окровавленный бумажный платок ("Сколько все же за три четверти века придумано разных полезных мелочей!";), выглянул в окошко. Да, с бандой, пожалуй, покончено раз и навсегда. Псайкер смотрел на растянувшиеся в жирной грязи изломанные фигурки, и во взгляде его выпуклых агатовых глаз не было ни сожаления, ни сострадания - только заслуженная гордость профессионала, хорошо выполнившего сложную и потому особенно интересную работу. В конце концов, зрелище охватившего налетчиков спонтанного кровавого безумия произвело впечатление даже на унтер-офицера Зарембу, что, надо признать, приятно щекотало самолюбие "ребе". А человеческие жизни не имеют значения - если, конечно, речь идет не о жизни единственного в своем роде, уникального и неповторимого Семёна Брика.
Семён сидел с полуприкрытыми глазами, усмиряя расшалившийся пульс, и потому не сразу обратил внимание на аппетитное чавканье вампира. Рассмотрев же как следует увлеченно поедаемый им деликатес, паранормалик заметно позеленел толстым лицом. Недавно проглоченный бутерброд бодро пополз вверх по пищеводу, и Семёну пришлось изрядно постараться, чтобы сдержать его порыв к свободе. Торопливо отведя глаза, он уставился в зеркало заднего вида, пытаясь узреть сквозь хлещущие с неба водяные струи броневик "светлячков". Попытка не увенчалась успехом, чему Семён весьма обрадовался. Он не питал иллюзий - вырвавшись из засады, они, скорее всего, выдали себя: старший лейтенант Туск едва ли поверит, будто бандиты и вправду перегрызли друг друга в припадке массового помешательства. Зато диверсантам удалось избавиться от назойливого внимания аэсовцев - пока, во всяком случае, - а их внешность запомнил лишь безухий паранормалик; Семён предусмотрительно позаботился, чтобы до времени в памяти Вацлава вместо лиц оставались только расплывчатые пятна.
Сердце наконец унялось, головная боль потихоньку исчезла. За окнами плыл все тот же окончательно размокший пейзаж, мотор успокоительно клокотал, грузовичок размеренно приседал на рессорах, штурмуя наполненные водой колдобины. Насытившийся Заремба сосредоточенно крутил баранку. Семён и сам не заметил, как стал позевывать, клевать носом и наконец провалился в дрему.

- Трогать? Так точно, сэр! - хохотнул Вацлав, до сих пор пребывавший в неестественно благодушном настроении. Дёрнув за рычаги, он лихо направил машину в дождь, но буквально через минуту резко затормозил, едва не налетев на противотанкового ежа, загромоздившего половину дороги. Конструкцию огибала справа узкая колея от грузовика коммерсантов... а чуть поодаль, у старого полусгнившего дома, больше напоминающего сарай, лежали трупы. Много трупов, не меньше десятка. И почти у каждого на лице застыла страшная, безумная гримаса. Кто-то испустил дух, так и не разжав побелевших пальцев, сжавшихся мёртвой хваткой на чужом горле...
Глянув через плечо Вацлава, Туск покачал головой:
- Похоже, они сами перебили друг друга - во всяком случае, это так выглядит. Но я ощущаю какой-то странный ментальный фон... Непохоже, чтобы идея столь радикально поделить наживу пришла им сама по себе. Понимаете меня, пан Кларк? - он обернулся к Мэттью. - Ступайте, осмотрите их. И вы тоже, Вацлав. Как осмотрите, цепляйте лебёдку к ежу - его надо убрать как можно скорее. Наш броневик тут не пролезет.
Он откинулся на спинку сиденья и обхватил руками голову. Ему явно было не по себе.
Кларк распахнул люк и выглянул наружу. Зрелище, открывшееся ему, было не из приятных. Разорванные пулями и зубами тела, похожие больше на бесформенные куски мяса... Должно быть, бойня была чудовищная. Пулевых отверстий было немного – грабители изничтожали друг друга тем, что было под рукой. Поэтому часть тел была разорвана и порублена в клочья самым варварским образом, у других отсутствовали целые куски черепа, третьи умерли, вцепившись в чужую глотку зубами. Хорошо, что дождь скрывал запах.
Мэттью спустился с брони и взялся за лебёдку. Молча обвив её вокруг середины ежа, зацепил карабином. Уборка ежа заняла не более десяти минут. Но за это время "торговцы", которые уж слишком легко проехали мимо разъяренной толпы, наверняка смогли далеко от них оторваться.
Мэтт вымок до нитки, и настроение у него было хуже некуда. Больше всего он мечтал побыстрее догнать "торговцев" и хорошенько с ними потолковать, чтобы хоть как-то скрасить незадавшийся день.
Когда он вернулся в вожделенное тепло БТРа, Туск рассматривал карту страны, с каждой минутой хмурясь всё больше и больше.
- Как они там сказали? - пробормотал он. - Едут в Прагу? Рядом с Варшавой?.. Всё сходится, пан Кларк, всё сходится... Заводите мотор, - бросил он и отложил карту, толком её даже не свернув. - Мы едем за господами коммерсантами. До столицы недалеко, дорога у них теперь одна, - он устроился поудобней и закрыл глаза. - Пожалуй, к тому времени как мы их нагоним, я приду в себя окончательно... А пока... - командир закрыл глаза, давая понять, что "пока" его сон священен.
Вацлав нехотя уселся за штурвал и завёл мотор.
- Не нравится мне всё это, - пробурчал он, глянув через плечо на спящего Туска. - Только зря потеряем время, гоняясь за этими милыми ребятами. Ну нагоним мы их, ну обыщем... Всё равно ничего не найдём. Не похожи они на нелюдей, я бы непременно почуял неладное. Ну хоть ты бы ему сказал, ей-богу! - шепнул он Кларку. - Ты-то на голову, вроде, не контуженный.
Кларк исподлобья глянул на рядового.
- Кто здесь контуженный, так это ты. Заводи мотор.
- Да как ты… - попытался возмутиться Вацлав, но Мэттью оборвал его:
- Замолкни. Я сейчас не в настроении спорить. Догоним этих "милых ребят", тогда и посмотрим, насколько они милы. А пока не догнали, делай что говорят. Сдаётся мне, старикан прав.
- Вы оба чокнулись, - солдат отвернулся от Мэттью и, угрюмо бормоча что-то себе под нос, направил броневик в непогоду, не подозревая, насколько замутнён сейчас его собственный разум.




@темы: Варшавский Экспресс, Коалиция Максов, квесты, ролевая игра, творчество

16:33 

Варшавский Экспресс. Часть 1 (2/3)

Хайль Макс!
Семён наконец-то перевел дух. Сердечный ритм постепенно возвращался в норму, ломота в затылке утихала. Во рту стоял знакомый солоноватый привкус. Он с отвращением сплюнул, и на поверхности ближайшей лужи расплылось пятнышко розовой от крови слюны. Только теперь паранормалик заметил, что пальто его промокло насквозь, по спине бодро бежит ледяной ручеек, в ботинках хлюпает, а брюки ниже колен безнадежно заляпаны жирной рыжей грязью.
- Господин Заремба! - Семён повернулся к грузовику. Вампир благополучно отсиживался в кузове, между рюкзаком с бомбой и пустым коробом поменьше. Сжимая в руках обрез дробовика, он был готов открыть пальбу по всякому, кто откинет брезент. - Вылезайте уже, да поедем. С почетным эскортом... или под конвоем, Бог их душу разберет, наших светоносных спасителей...
Псайкер забрался в кабину, нахохлился и, поеживаясь от пробирающей до костей студеной сырости (еще пневмонию не хватало схватить с этакой-то ездой!), уставился в запотевшее окно, за которым рычал и вонял дизельным перегаром железный динозавр аэсовцев, едва видимый сквозь густую пелену ливня. Смахнув с лица простодушную улыбку, он собрал губы в куриную гузку, круглые глаза его налились холодной чернотой и сделались колючими, бесформенный двойной подбородок вдруг затвердел, и даже изрядное брюшко как будто немного втянулось. "Добрый коммерсант" исчез без следа - на его место заступил опытный, умный и беспощадный энкаведешник с двумя ромбами в петлицах.
Через минуту дверь распахнулась и мокрый, что курица, унтер плюхнулся на сиденье рядом с подельником. С него текло даже не в три ручья – целые маленькие водопады низвергались с его волос и пальцев на кожаную обивку сиденья.
- Вот ведь грохнуться мне на месте! Не иначе, утечка! - злобно скрипнул он зубами. - Иначе бы они и в жизни не догадались! Чёрт, я начинаю думать, что пора бросить эту бредовую затею и повернуть назад, пока не... - его взгляд упал на зеркало заднего вида, где маячил за стеной воды почти незаметный силуэт вражеской машины. - Мда, ребе, момент поворота как-то упущен, верно? А всё из-за тебя! Из-за тебя!
- Ага, ну да, конечно! - невозмутимо кивнул Семён, вынимая из бардачка пакет с бутербродами и термос. - Если в кране нет воды, значит, выпили жиды. Если в кране есть вода... Как удобно иметь под рукой еврея, не так ли? Не приходится искать, на кого бы спустить собаку…
Грузовичок каэмовцев фыркнул и осторожно заскользил по раскисшей в хлам дороге. Брик негромко и серьезно, без малейшего намека на местечковые еврейские шуточки, сказал Зарембе:
- Увы, недолго наша операция оставалась секретом для Армии Света. К счастью, они, - он ткнул пальцем в окно, - не знают толком, кого именно ищут... по крайней мере, пока не знают. Солдату я заморочил голову, но паранормалику не рискнул. Он силен, хотя сейчас и измотан. Я постарался его уболтать, но, к сожалению, не преуспел - он мне не доверяет. Впрочем, судя по ауре, он вообще ничему и никому не доверяет. В этом вы с ним, господин унтер-офицер, можно сказать, похожи, - ухмыльнулся Семён. Его круглая физиономия невероятным образом обернулась мордой хищника, жестокого и азартного. - Вы ведь слышали про третий перекресток? Как полагаете, что нас там ждет?
- На перекрёстке-то? Момент…
Заремба распахнул бардачок и достал оттуда старую истрёпанную карту. С шумом развернув её, вампир наглухо отгородился ею как от Брика, так и от всей остальной изрядно опостылевшей ему реальности.


2

Мэттью Кларк полулежал на жёсткой раскладной койке в сухой и неуютной кабине бронетранспортера. Шея затекла и болезненно отдавала в мозг при каждом движении. Вот уже долгое время он не смыкал глаз, лишь иногда проваливаясь в нездоровый чуткий сон. От усталости выступили синяки под глазами, на которые Мэтт старался не обращать внимания. Лучшее лекарство от них – нормальный отдых – был, по всей видимости, еще очень далек от Кларка.
Как добропорядочный белый американец, да вдобавок ещё и оперативник британской SAS, мог оказаться посреди эдакой глуши, в этом вонючем гробу на колёсах, да еще и в такой мерзкой компании? О, Мэттью с самого Энска задавался этим вопросом.
Он пошевелился, дабы немного размять затекшие ноги. Казалось, он провёл в сидячем положении целую вечность. Организм молил о глотке свежего осеннего воздуха и о возможности порезвится вволю, пускай даже в драке с парочкой милых вампирчиков. Лишь бы не сидеть в этом осточертевшем бронетранспортере.
Проливной дождь свирепо барабанил по стальной шкуре бронемашины. Мэтт с кислым видом сел на корточки, чтоб хоть немного размять конечности. Как гром среди ясного неба, раздался голос Вацлава:
- О, поглядите-ка, кто проснулся! Как спалось? - спросил парень. Поляк - он и в Африке поляк. Мэтта своей назойливостью он несколько раздражал.
- Заткнись, а? - недовольно пробурчал Кларк, садясь обратно на свое место. Койку напротив занимал Туск в мокром плаще, сосредоточенно массировавший пальцами голову.
- Где это вам не повезло так намокнуть, пан старший лейтенант? Куда выходили? Какие новости с "природы"? - спросил боец, поправляя винтовку. Туск промолчал, а Вацлав, словно не слыша просьбы заткнуться, принялся изливать на него животрепещущие подробности встречи со странными коммерсантами.
Вацлав, конечно, был неплохим парнем. Только болтлив чересчур да неопытен. Казалось, он никогда не повзрослеет. Именно это больше всего в нём и раздражало Мэтта.
"Эх, черт с ним. Вылезу, посмотрю сам," - подумал парень, откидывая тяжёлую крышку люка, не взирая на протесты со стороны Вацлава и тяжкий вздох Туска.
На улице была погодка – хуже не придумаешь. Серые свинцовые тучи, казалось, накрыли всю планету и яростно поливали землю дождем. Оперативник накинул на голову капюшон плащ-палатки и уставился вперед, стараясь хоть что-то разглядеть сквозь непробиваемую стену ливня. Еле-еле углядел силуэт грузовика попутчиков. Унылее картины нельзя было и придумать. Захлопнув люк, Мэтт уселся на прежнее место и стал смотреть как капли дождя стекают по плащу. Поерзав, уселся поудобней и глянул на Вацлава:
- Слушай, а что они везут-то? Какая нам радость им помогать? Не знаешь, что ли, зачем мы здесь колесим?
- Да говорят, металлолом всякий, на продажу. Хорошие люди, отчего бы не подсобить? - голос поляка был удивленным, точно он лишь сейчас сообразил, что людям в фургоне можно было, вообще-то, и отказать.
- Проверяли? - Кларк насторожился.
- Нет, с чего бы? - Все такой же удивленный ответ. – Какого чёрта ты ко мне прикопался?
- Ты придурок, да? Нахрена вы их провожаете? Может они-то бомбу и везут! - Мэтту захотелось двинуть пилота покрепче.
- Да ты чего!? Какая бомба! Они же не вампиры какие-нибудь! Даже Туск вон ничего не заподозрил…
Мэтт нервно пожевал губы.
- Отлично. Долго мы их еще конвоировать будем?
Вопрос повис в воздухе. Сперва казалось, что никто не собирается на него отвечать, но через пару минут лысый старлей чуть приподнял голову со своей койки и, с некоторым трудом разлепив подсохшие губы, проговорил:
- На третьем отсюда перекрёстке будет засада. Если, конечно, местная "жёлтая пресса" не врёт, - небрежным движением он бросил на колени Кларку потрёпанный, кое-где порванный журнал с полуголой красоткой на обложке. - Оборотень-одиночка нападает на проезжающих, забирает у них весь груз, а тела... ну скажем так, утилизирует в своём духе. В былые времена нелюди не посмели бы заниматься такими вещами, - лейтенант покачал головой.
- Значит, нам надо быть начеку? - спросил Вацлав.
- Это нашим друзьям из того фургона надо быть начеку, - кисло усмехнулся Туск. - Мы будем держаться на почтительном расстоянии и поглядим, как они смогут отбиться от оборотня. Правда, ходят слухи, что он собрал вокруг себя небольшую банду людей, мало чем отличающихся в душе от кровожадных хищников... Но если наши друзья действительно те, за кем мы охотимся, они найдут способ с ними совладать. Если нет, бандитами займёмся мы и спасём невинных гражданских.
Он помассировал виски кончиками пальцев.
- Как некстати, как некстати эта чёртова мигрень, пан Кларк... - вздохнул он, и тут заметил, что под люком на полу растекается внушительная лужа дождевой воды. Он раздражённо поморщился. - Богом прошу, постарайтесь больше не открывать люк. Вы затопите БТР, а среди нас нет амфибий... если только Вацлав ничего не скрывает.

- Ха, дружище, могу тебя обрадовать – нас очень скоро, похоже, ожидает встреча со старыми знакомыми. Помнишь... а хотя откуда тебе помнить, блин, ты же в Энске новенький... Так вот, год или два назад одна из соседствующих с нами шаек совсем измельчала и опустилась, ну их из города всем скопом и вытурили. Герр командор в этом тоже участвовал, но так, на подхвате, не больше... Главарём той шайки был матёрый волчара, и после бегства из Энска он, вроде бы, подался в разбойники. Как раз в этих самых местах хозяйничал, - Заремба обернулся к Брику с обеспокоенным видом. – Или хозяйничает до сих пор. Слухи-то разные ходят… Не иначе, эти ублюдки светлые хотят нас использовать, чтобы его прищучить. Вот ни разу не удивлюсь, если так!
Свернув - скорее, даже скомкав - карту, он раздражённо откинулся на спинку сиденья.
- Час от часу не легче! Вдруг этот оборотень меня помнит? У меня с ним были кое-какие счёты...
Брик выглянул в окно, мимоходом отметив в зеркале замаячившую на броне БТР поджарую фигуру в униформе, отличной цветом и фасоном от аэсовского камуфляжа.
- Это что за светлячок вылез на броневичок? Еще один боец, причем, судя по тусклой ауре, с повышенной ментальной устойчивостью... ох, вейзмир, мало нам было безухого старшего лейтенанта, - Семён с сомнением понюхал очередной бутерброд, скривился, но все же принялся жевать: тут не до кулинарных изысков, нужно восстановить силы после встречи с аэсовским патрулем.
- Похоже, у нас с вами, господин унтер-офицер, началась таки в жизни светлая полоса - приятные сюрпризы идут один за другим, - проговорил паранормалик с набитым ртом, передавая другой бутерброд Зарембе. - Отличная погода, добрые спутники, а теперь еще и намечающаяся встреча с гостеприимным вервольфом... Кстати, нет ли у вас совершенно случайно какой-нибудь блестящей идеи насчет того, как бы нам ее пережить? Только сразу скажу - предложение скормить меня оборотню и сбежать под сурдинку я за блестящую идею считать отказываюсь.

После обеденного сна к Кларку пришло настроение на пожрать. Выспаться он так и не сумел – в броневике это, впрочем, сделать быль никак невозможно, только еще больше спать захочется. А из жратвы-то нечего, как назло, не было. Почти. Запасливый Мэтт решил-таки, наконец немного опустошить свой рюкзак. Вытащив его из-под своего насеста – вместительную суму серого цвета – и немного порывшись в своём извечном "творческом беспорядке" оперативник достал пачку "музыкального" пюре в разогревающейся упаковке. Содрав защитное кольцо, выждал, как положено, две минуты и окончательно распаковал пюре. На свет явилась некая масса то ли светло-зеленого, то ли коричневого, цвета, которая, однако, правдоподобно пахла горохом.
"М-м-м, лучше не придумаешь," - подумал Мэтт, скептически осмотрев содержимое и вдохнув виток пара, исходящего от еды. – "Да на что жаловаться? Вон, у некоторых людей даже такой "роскоши" нет."
Удивительно, но заткнулся даже неумолкающий Вацлав. Туск методично натирал раскалывающуюся черепушку, Мэтт столь же методично изничтожал свою кашу… В воздухе зависла тишина. Идиллия, мать ее. Спустя минуты полторы-две Мэтт удовлетворённо откинулся назад, отложив в сторону пустую упаковку и многофункциональный швейцарский нож с ложкой. По телу – самое главное, по желудку! – растеклось приятное тепло от искусственного, но сытного варева. Покопавшись ещё немного в рюкзаке, Кларк достал бутылку с водой. Не совсем чистой, конечно. В бутылке вместе с водой болтались примеси энергетиков. Такие пили теннисисты на соревнованиях.
- На, хлебни. Полегчает. - Мэтт протянул командиру "зелье".
Вновь заговорил Вацлав, что-то бормоча про толерантность и вежливость к хорошим людям.
- О боже-е-е. - протянул оперативник. - Заткните его кто-нибудь.
Машина между тем упрямо пёрла сквозь непогоду. Невыразимо долго тянулись минуты, складываясь в унылые часы. Один час, вот уже полтора… Беды, конечно же, ничто не предвещало, по крайней мере, для бойцов АС. То и дело поглядывая на журнал, где похабно развалилась полуголая красотка, Мэттью пытался придумать новое название для Армии Света взамен нынешнего, ужасно дурацкого, навевающего ностальгию о детских временах, когда малышня бегала по улицам и игралась в войнушку.
"Только законченный идиот," – думал Кларк, - "напрочь лишенный всякой фантазии, мог переименовать Паранормальный отдел НАТО в Армию Света. Такое ощущение, что наш многоуважаемый экс-командир не успел вдоволь наиграться в салочки. Очень символично, мать его".
Кларк уже битый час пытался придумать для родимой организации новое, по-настоящему пафосное и грозное наименование, но девочка с обложки просто-таки пожирала глазами бедного солдата. Он, разумеется, отвечал ей взаимностью, и творческому процессу это изрядно мешало.

К несчастью, гениальных идея по спасению от оборотня у Зарембы не нашлось - он вообще-то не был экспертом по оборотням, о чём довольно громко и эмоционально сообщил Семёну... Тем временем первые два перекрёстка остались позади, и на каждом из них броневик врага едва заметно сбавлял скорость, пропуская подозрительный грузовик вперёд. Дождь всё никак не желал кончаться, и если б не приборы в кабине аэсовцев, разглядеть подозрительных коммерсантов впереди было бы совсем невозможно. А так и дорога, и всё, что на ней происходило, были как на ладони у бравых борцов со злом.
Это было скверно.
На перекрёстке ютился один-единственный обветшалый дом, и ничто не выдавало бы в нём логово разбойников, если бы не три противотанковых ежа, полностью перегородивших дорогу. За ежами в ряд стояли шестеро молодчиков явно бандитской наружности, ещё двое выскочили на улицу из дома, потрясая над головой автоматами Калашникова. Обступив грузовик, они принялись воинственно галдеть наперебой и стучаться в окна, но разом притихли, когда появился старший. О том, что это старший, можно было догадаться разве что по обилию шрамов на лице, да автомат был более современный.
- Это не оборотень, - шепнул Заремба, судорожно сглотнув и опустив руку за пазуху, где у него был пистолет. - Этого молодчика я что-то впервые вижу.

Между тем бронемашина аэсовцев тоже остановилась, и старший лейтенант Туск принялся с живейшим интересом наблюдать за развернувшейся впереди драмой. Но не успел он устроиться поудобней, как на крышу броневика обрушился мощный удар. Бойцов тряхнуло, и на секунду всё стихло, а затем раздался еле слышный звук мощного плазменного резака...
- Что такое? - Мэттью вскочил, ударившись каской о потолок.
- Похоже, у нас гость, пан Кларк, - прошептал командир, указав пальцем на люк. - Сходили бы вы с ним побеседовали. А то ведь он наверняка не в курсе, что нам крыша ещё пригодится. Будьте любезны...

- Ой-вэй, поверьте, господин унтер-офицер, мне искренне жаль, шо у вас сорвалась встреча со старым знакомым, - тихонько хмыкнул Семён. - Шо до меня, то я не склонен печалиться об отсутствующем оборотне... Да обождите стрелять-то, - добавил он, стремительно натягивая личину растяпистого неудачника-коммерсанта, уже сослужившую им сегодня добрую службу. - Поглядите, сколько у них оружия - нас превратят в решето вместе с грузом без всяких разговоров! Будем действовать по-другому, - и, опустив стекло, Семён решительно высунулся под дождь.
- Господа! - воскликнул он, обводя недоумевающим взглядом окруживших грузовичок бандитов. Переливы их аур - к счастью, вполне человеческих, судя по яркости, - не оставляли ни самомалейших сомнений в намерениях - последний раз такие сочетания цветов Семён видел в восемнадцатом году у бойцов батьки Добрый Вечер, вступавших в какую-то станицу под Екатеринодаром и хозяйственно присматривающихся к добру поселян. Или, позвольте... в двадцатом на Дону при продразверстке? Впрочем, сейчас это не так уж важно.
Невидимые глазу радужные щупальца Семёнова внушения широко раскинулись в толпе, сплетаясь с ее эмоциональным фоном, дробя коллективную волю на отдельные кусочки.
- В чем дело, господа? ("Экий жирный еврей, у такого, небось, целый кузов всякой всячины!";) Кто вы такие и почему задерживаете нас? ("А будто сам не знаешь, жиденыш? Накопил, поди, неправедного барахла, а теперь прикидываешься простачком? Вот мы... то есть... вот я тебя!";) Шо вам от нас нужно, господин хороший? - Семён воззвал непосредственно к испещренному шрамами главарю, не выпуская, однако, из крепких ментальных объятий его подручных. – Ну чего вы хотите от бедных коммерсантов? ("Бедные коммерсанты - эк загнул! А хотя... машинка-то у них совсем маленькая, если делить груз на всех, что ж там мне-то достанется? Пшик достанется! Нет, так дело не пойдет, братцы! Ишь, выкатили бесстыжие глаза, небось, так и прикидывают, как бы урвать мою долю! А вот хрен-то вам по всей морде!";)
Семён очень старался, эмоционально накручивая каждого из налетчиков до предела, до ослепительно-белой яростной вспышки. Сочетание жадности и агрессивности, которым все они были буквально пропитаны - превосходный коктейль, лучшего прямо и желать нельзя. Остается лишь немного им помочь, и они очистят путь... сами от себя.

Сердце Мэтта застучало чаще.
"Это уж точно не вампир - они не прыгают по крышам с резаками наперевес и не режут люки проезжим. Они действуют изящней... Начинается что-то о-о-очень интересное," - Кларк передернул затвор на автомате, натянул очки, выбил ногой заднюю дверь и выбросился на улицу спиной вперед, держа на мушке крышу траспорта.
Ледяные дождевые капли сразу застучали по каске, вода вмиг наполнила капюшон за спиной. По-прежнему не было видно ни хрена лысого. Оперативник взметнул берцами каскад грязных брызг, с размаху вступив в огромную лужу под ногами. И тут же дал очередь по врагу - точней, по тому месту, где враг должен был быть по его прикидкам - что было сил надавив на спуск. Время замедлилось, как в каком-нибудь плохом фильме. Затвор ходил взад-вперёд, при каждом движении выбрасывая жёлтую гильзу. Полет каждой из них Кларк мог внимательно разглядеть, но, естественно, не стал. Сердце гулко забилось, отдавая эхом в мозгу, разгоняя кровь по венам.
Выпустив длинную очередь и убедившись, что все пули ушли в серую пелену непогоды, боец огляделся по сторонам, высматривая противника. Наверняка тварь предпочла занять более выгодную позицию, нежели у всех на виду.
В первую долю секунды, пока оборотень не метнулся за броневик, Мэттью удалось рассмотреть его. Внушительных размеров косматую тварь, вооружённую плазменным резаком - гротескным подобием газовой горелки, старым, но явно очень мощным. Это устрашающее орудие оставило на броне глубокий длинный шрам с оплавленными краями, а значит, разрезать человека напополам его обладателю было раз плюнуть. Судя по скрежету когтей о металл, оборотень обходил жертву сбоку, по кругу... и вот он атаковал, вынырнув чуть ли не за спиной Мэттью! Светящееся "лезвие" резака просвистело над головой бойца и срубило антенную мачту БТР, а противник уже замахивался для нового, ещё более мощного удара...

Над тонущими в водяном мороке полями разнёсся протяжный волчий вой, исполненный ненависти и жажды убийства. Разбойники одновременно повернули головы в ту сторону, но нестись на помощь главарю явно не торопились. Фургон каэмовцев притягивал их, как магнит, на лице каждого читалась непередаваемая мука ума – зло переглядываясь и шипя друг на дружку, они топтались на месте, не решаясь отойти ни на шаг от добычи, ставшей вдруг почему-то такой желанной, такой драгоценной.
- Это... там… надо помочь бы... – робко пробурчал наконец шрамированный главарь, глянув на силуэт броневика вдали. Сам факт, что здесь очутились солдаты АС, подвергал вожака огромной опасности.
- Ну и беги себе, помогай! – рявкнули на него в один голос сразу несколько подельников. – Здесь дураков нет, голубчик, мы насквозь тебя видим – стоит нам отвернуться, ты тут же дёру дашь с нашим кушем!
- Вашим!? Да он такой же ваш, как и мой!
- Чёрта с два, кривая паскуда!..
…Кто первым выстрелил, было уже не понять. Пуля словно бы перебила туго натянутую пружину, и напряжение бандитов выплеснулось из них багровой кромешной яростью. Много часов спустя после той роковой минуты унтер Заремба всё гадал, как это люди могут одним рывком сорвать с себя оковы цивилизации, в одно мгновенье сделавшись зверьми, зверьми во плоти.
- Семён!..
- Тише, коллега. Сидите смирно и не высовывайтесь.
Грянули очереди. Бандиты расстреливали друг друга в упор, валили наземь, грызли зубами... Они превращали друг друга в кровавую кашу, позабыв, должно быть, даже о том, из-за чего дерутся. Рёв боли, злобы и смерти заглушил дальний стрёкот очередей Мэттью Кларка. Вампира передёрнуло, он поспешил быстрей завести мотор.
- Поехали, ребе, пока они не очухались. Они... они ведь не очухаются, так?
- Не успеют... - Семён тяжело отвалился от окна и откинулся на спинку сиденья. Ему пришлось потратить слишком много сил за слишком краткое время, и это не прошло даром: в затылке тяжело бухало, словно в основание черепа заколачивали сваю, в правом глазу распустилась алая звездочка лопнувшего сосуда, и из раздутых ноздрей тянулись вязкие кровавые нити. При каждом вдохе Семён посвистывал, как закипающий чайник. - Очень подходящий... момент, чтобы удалиться по-английски, не прощаясь, не так ли? В общем, давайте уже поедем отсюда, господин унтер-офицер... только прежде нужно таки сделать еще одну вещь.
В ответ на вопросительный взгляд Зарембы Сёмен неуклюже махнул рукой куда-то вперед:
- Я имею в виду вон тот милый выводок железных ёжиков... кажется, между ними на грузовике не проехать, они наглухо заткнули перекресток... и, боюсь, я не смогу уговорить их разойтись, - он кисло улыбнулся. - Но вы ведь немножко себе вампир, господин Заремба, попробуйте убедить одного из них по-свойски... отойти в сторонку... - Семён с хлюпаньем втянул сырой воздух. - Только хорошо бы поскорее... и лучше, чтобы вас при этом не было видно из броневика, просто на всякий случай...
Звуки дикой борьбы снаружи тем временем стихли. Сквозь залитые водой окна виднелись растянувшиеся в грязи тела налетчиков. Некоторые еще слабо шевелились, но оказать сопротивление уже явно были не в силах. Шум ливня поглощал звуки агонии - протяжные стоны и булькающее хрипение.




@темы: Варшавский Экспресс, Коалиция Максов, квесты, ролевая игра, творчество

16:28 

Варшавский Экспресс. Часть 1 (1/3)

Хайль Макс!
Месяц назад на нашем любимом Форуме О Захвате Мира был наконец доигран один из самых больших и эпичных квестов за всю историю КМ - "Варшавский Экспресс". Эпичен он прежде всего размером постов - раньше, в славную эру "ролевого флуда", мы не могли состряпать и восьми строк художественного текста подряд, а уж посты длиной в 40 строк считали чем-то нереальным, жутким и даже вредным. После радикальной смены кадрового состава фобия эта как-то сошла на нет, и в результате... "Варшавский Экспресс", перенесённый в Word, занял ровно 111 страниц печатного текста.

Это хорошо. Просто-таки замечательно! Мой давний-предавний, по большей части уже устаревший великий план по превращению ролёвки в коллективный творческий полигон для юных (и не очень юных) писателей мало-помалу претворяется в жизнь. И пока наш экс-капитан пишет свою новеллу один, мы будем вместе двигаться дальше. Может, нас издадут однажды в бумаге (и тогда на обложке вместо имени автора будет гордо значиться "Коалиция Максов";), а может, квесты-рассказы так и останутся на нашем сайте, как дополнение к Хронике... А может быть, однажды сама Хроника станет лишь дополнением к ним? Это, по-моему, будет лучше всего.

Хлопот над текстом ещё непочатый край. Но это приятные хлопоты. Нужно исправить ошибки... Нужно что-то переписать, что-то добавить в посты, чтобы они связно смотрелись вместе, легко и плавно читались... Нужно, наверное, добавить в самом начале что-то вроде предыстории, а в середину - историю о том, куда всё-таки подевались аэсовцы Туска... Нужно... нужно... Нужно много работать. Когда закончу, не знаю. Кое-что выложу прямо сейчас, чтобы вы видели, как оно выходит. Остальное, наверное, на следующей неделе.

Часть первая. Дорожная грязь

1
За окном машины вовсю хлестал дождь. Мириады крупных тяжёлых капель врезались в ветровое стекло и отбивали по нему гулкую дробь, грозя расколотить его вдребезги и затопить кабину. Унтер Заремба, крутивший баранку с самого вечера (сейчас было утро, хотя тучи мешали определить время суток), ещё не помнил за свою, в принципе, недолгую пока жизнь такого адского ливня.
- Только б дорогу не размыло, - обернулся он к Брику, помещавшему своё упитанное тельце на пассажирском сиденье. Новенький ему не нравился совершенно. В рядах Коалиции он появился совсем недавно – можно сказать, перед самой операцией – и хотя командор велел полагаться на него и хранить, подобно величайшему сокровищу, Заремба не слишком-то был склонен верить в счастливые подарки судьбы.
"Ну и что, что он экстрасенс," - думал каэмовец, изредка поглядывая на Семёна. – "В Армию Света их тоже берут ведь, в конце-то концов. А он выглядит как типичный ихний комиссаришка, если не мерзопакостней... Сдаст он меня, как пить дать, на первом же перекрёстке!"
Последние события в родном штабе основательно расшатали нервы унтера, так что теперь ему везде мерещились шпионы и предатели. Конечно, он сознавал, что с ним, мягко сказать, не всё в порядке, но Семён ему всё же не нравился. Очень не нравился. Настолько, что Заремба даже готов был ему это высказать в лицо, буде как случай представится... А случая-то как раз пока и не представлялось, так что Заремба вёл себя относительно тихо.
- Командор послал меня на верную смерть, - буркнул он. - Знает, что я скоро свихнусь, вот и использует как камикадзе. Верно? - он глянул на Брика, словно бы ожидая ответа. Или на самом деле его ожидая... Кто знает? Сам Заремба точно не знал.
- Когда б на то случилась ваша воля, Гореть бы, верно, мне на медленном огне. Вы ненавидите меня до боли - И это весело вдвойне... – нараспев ответил ему паранормалик.
- Чё ты сказал?

...Поспешное бегство из уютного лубянского кабинета, безумный скачок сквозь пространство и время, завершившийся в безумном городе Энске, встреча с лидером местных нелюдей, мрачным вице-майором Джулиано, и его предложение, от которого, как принято говорить здесь и сейчас, в 2011 году, невозможно отказаться, - события последних трех дней скрутились в такие тугие узлы, что голова Семёна до сих пор слегка шла кругом. Нельзя сказать, чтобы поручение герра Джулиано повергло Брика в неизъяснимый восторг. Катить неизвестно куда верхом на сверхмощной бомбе, способной обращать в пыль целые города ("Нам бы такие в Гражданскую, ой-вэй!";), в компании угрюмого незнакомца, эмоциональная аура которого так и пышет лиловым огнем маниакальной подозрительности... Впрочем, если принять во внимание, что альтернативой этому вояжу был единственно расстрел в далеком теперь, к счастью, 1938 году, то в ситуации можно было усмотреть и приятные стороны. Поэтому ливень и распутица не портили Семёну настроение, он доброжелательно поглядывал на сурового напарника и, когда тот недоумённо воззрился на него, охотно подхватил разговор:

- Ай, зачем вы думаете всех этих грустных мыслей, господин унтер-офицер! Этак недолго и броситься головой в первую же речку. Командор, чтоб он был здоров, конечно, послал нас не пряники под сладкую водочку кушать, однако шансы залезть Комитету в пасть, оставить там подарок для этих поцев от герра Джулиано и вылезти обратно у нас, я думаю, имеются, и неплохие... Впрочем, я, кажется, отвлекаю вас своей болтовней от дороги, - ох, вэйзмир, что за ливень!
- Чего ещё, мать твою, за вэйзмир? - Заремба вновь покосился на Брика, на сей раз встревожено и преизрядно раздражённо. Хотя в общем и целом он понял, о чём ведёт речь пассажир, обилие диковинных речевых оборотов, знакомых разве что по старым "еврейским" анекдотам, сильно сбивало с толку.
"Немцы у нас в армии были... - качал головой унтер. - Поляков вообще как собак... Русские целыми ротами шастали по Казарме... а вот ихнего брата ещё не водилось."
Прежняя Коалиция Максов была не то чтобы очень антисемитской структурой, но по целому ряду причин - в основном из-за тёмного прошлого отцов-основателей - её обходили далеко стороной представители "богоизбранной нации". Кто-то из страха, а кто-то просто из принципа. Теперь же, из-за разрухи и упадка, стёрлись последние границы разумного, и еврей мог занять такое же положение в рядах КМ, как и поляк. Как Заремба, сам Заремба!
"Довели организацию..." - покривился он, а вслух сказал:
- Комитета никакого ещё нет, приятель. Мы с тобой едем на его первое, так сказать, учредительное заседание - все высокопоставленные ублюдки, ненавидящие нелюдей, сегодня соберутся вместе, чтобы решить, как с ними, то бишь с нами бороться дальше. Вот командор и приказал нам их всех прищучить. Хотя, конечно, ты прав - выбраться живым тоже хочется страсть как. Слушай, - он, прищурившись, обернулся к Брику. - Может, ну его к бесу, а? Скинем эту штуку в кювет, оттянемся в столице по полной, а затем скажем Винсенту, что бомба, типа, не взорвалась?
Отчасти он проверял Семёна, чтобы затем с чистой совестью донести на него командору. А отчасти и впрямь не хотел, чтобы бомба сработала в непосредственной близости от него. Как действует на искусственных вампиров радиация, унтеру вовсе не хотелось проверять, тем паче на собственной своей шкуре.
Ответить Брик не успел - машина, дёрнувшись, встала. Кажется, дорогу совсем размыло, как того и боялся Заремба. Нужно было вытягивать увязший транспорт – неказистый грязно-зелёный грузовичок – из густой хлюпающей грязи.
- Забавно! - после паузы констатировал Семён, предварительно как следует приложившись о лобовое стекло и потирая ушибленную физиономию. - Мы, кажется, таки приехали? Если так, пора брать шанцевый инструмент и копать, как говорили у нас в НКВД, отсюда и до обеда... И кстати, господин Заремба, при всем уважении, вы уже немножко притомили пытаться купить меня так дешево своими провокациями, - благодушно заметил он, уловив в умственных эманациях партнера всплеск гнилостной зелени. - Имейте в виду, в самом крайнем случае я таки буду настаивать, чтоб дернуть эту волшебную бомбу под нашим с вами седалищами. Наш командор как-то не показался мне челове... вампиром, которого можно безнаказанно водить за нос, и я скорее предпочту сгореть заживо, чем испытать на себе его недовольство. Полагаю, вы на самом деле тоже не горите желанием вернуться в Энск ни с чем. Так что предложение свалить груз в кювет как-то не кажется мне смешным!
Не то чтобы Семёна на самом деле грела мысль о героической гибели, однако при выборе между обращением в пепел и попыткой обмануть доверие командора он действительно предпочел бы первый вариант. Впрочем, за зеленой накипью провокации и лиловым недоверием в эмоциональной палитре унтер-офицера угадывалось тусклое стальное мерцание воли, наводившее на мысль, что сам он на предложение вывалить бомбу в овраг отреагировал бы вполне определенным образом - таким, что озвучившему эту идею лучше бы было запастись дополнительным набором зубов и сменным комплектом конечностей.
- Расслабься, я пошутил, - буркнул Заремба, который, судя по выражению лица, шутить как раз был явно не расположен. - Чёрт, надеюсь, до обеда нам копать не придётся - я ещё даже толком не завтракал.
Он распахнул дверь, и сразу же в кабину ворвался ливень. Кроме ливня, казалось, больше ничего снаружи и не было – одна лишь серая унылая пустошь, посреди которой тянулась та самая злополучная дорога. Размытая, как и ожидалось, в полнейший хлам.
"Тащимся по какой-то глуши..." - унтер с невыразимой тоской на лице завёртывался в дождевик. – "Ещё бы огородами вздумали пробирались... пешком... с бомбой... ага..."
С упоением предаваясь чернейшей мировой скорби, Заремба ухнул в дождь и, встретившись ногами с грязью, провалился в неё едва ли не по колено. То, что творилось с передними колёсами машины, вселяло даже не ужас, а тупую безысходность.
- Приехали, ребе! - выдохнул он. - Как пить дать приехали.
Неутешительный диагноз, поставленный унтер-офицером, Семён воспринял в целом стоически. Повидавший две революции и три войны, он прекрасно понимал, что даже самый премудроковарный план - вещь до крайности хрупкая и никак не способная сохраниться в первозданной целости при столкновении с грубой реальностью. От идиотских случайностей вроде превращения скверной грунтовки, и без того плохо приспособленной для езды, в непролазный грязевой поток не застрахован никто. Остался небольшой такой себе пустячок - уговорить герра Джулиано, отнюдь не славящегося склонностью вникать в обстоятельства, повлекшие невыполнение его приказов...
Семён вздохнул и высунул нос из кабины. Ливень немедленно отвесил ему звучную пощечину, а порыв ветра сбил на затылок шляпу (Брику пришлось скрепя сердце сменить доспехи старшего майора госбезопасности на штатский костюм и пальто). Унтер-офицер Заремба, нахохлившийся в непролазной грязи под дождем, излучал пронзительно-черное отчаяние... плотную завесу которого прорезал узкий голубенький луч надежды, когда сквозь однообразный шум хлещущей с неба воды и слякотное чавканье пробилось ворчание мощного двигателя.
- Без тягача тут явно не управиться! – тем временем сокрушался вампир. Вдали, словно бы призванный волшебным заклинанием, как раз тарахтел хороший тягач. Или трактор. Или БТР, или даже танк... В общем, что-то большое и почти наверняка очень мощное.
- Из бездны воззвах к тебе! - обрадованно провозгласил Семён, прислушиваясь к механическому рычанию. - Что бы такой могучей машине не выдернуть себе бедненький завязший фургончик с маленькой атомной бомбочкой? Истинно говорю вам, господин унтер-офицер, нам просто не смогут отказать в такой ничтожной услуге... конечно, если это не гражданин Республики Машин совершает оздоровительную утреннюю пробежку и не светоносные телепаты-паранормалики решили ни свет ни заря насладиться прекрасной погодой, - добавил он.
- Машины из Энска носа не кажут, - фыркнул Заремба, вновь забравшись в кабину и понемногу обсыхая да обтекая. - А телепаты... Что ж, будем надеяться, это всё-таки люди. - Он посмотрел на Семёна и нахмурился. - Чёрт, давно я так не ждал встречи с ними. Пожалуй, с тех пор, как сам был человеком.
Через некоторое время гул таинственного мотора усилился, и унтер снова выскочил в дождь. Сперва он было принялся кричать и махать руками, аки ветряная мельница, призывая водителя остановиться, но вдруг разом побледнел, точно смерть, и чуть ли не в панике бросился обратно к кабине.
- Пся кревь! - тихо прошипел он. - Молись своему Иегове, чтобы...
За его спиной, поравнявшись с грузовиком, медленно тормозил внушительного вида серый бронетранспортёр. На его крыше, кутаясь в плащ-палатку, восседал боец весьма бравого вида. Никаких опознавательных знаков ни на его форме, ни на бортах БТРа, не было видно, из чего можно было сделать несколько весьма безблагодатных предположений...
- Застряли? - сочувственно обронил вояка, свесившись с брони. Наиболее сочувственного взгляда удостоился Заремба, похожий на мокрого воробья, изо всех сил старающегося не встретиться глазами с коршуном.
Поинтересуйся кто-нибудь буквально пять минут назад у Семёна, как он смотрит на перспективу провести несколько часов в тесной кабине намертво завязшего грузовика, любуясь состоящим в основном из бурого месива пейзажем сквозь грязные запотевшие стекла, с ядерной бомбой в кузове и желчным унтером Зарембой под боком, - так ответ его состоял бы преимущественно из выражений энергических и притом невозможных для печати. Однако теперь, заглянув в бледное, покрытое ядовито-лимонными каплями испуга лицо спутника, Семён мгновенно пересмотрел свою точку зрения. Ну в самом деле, что может быть лучше неторопливого разговора с приятным собеседником под слегка осклизшие в полиэтиленовой упаковке бутерброды и горячий поддельный кофе из термоса... или просто легкой дремоты под аккомпанемент дождевых капель... чего еще желать бедному еврею... разве чтобы никаких тебе таких броневиков с загадочными седоками...
Кстати, что мы знаем за этого бойца? Так. Знаем цвет его ауры. И цвет этот мне чрезвычайно не нравится, опасливо подумал Семён. Парнишка настроен не агрессивно, он спокоен и, пожалуй, даже благодушен, но под этим благодушием четко прощупываются настороженность и готовность моментально впиться в глотку противнику. Серьезный, в общем, воин.
Извращенный юмор ситуации, подумал Семён, заключается в том, что наш груз способен с легкостью сжечь, исковеркать, распылить десятки, если не сотни таких бронекаракатиц. И в то же время нам совершенно нечего противопоставить ее самодовольному наезднику.
Брик, взглянув на незваного гостя, беспомощно развел руками и потерянно улыбнулся - мол, а разве сам не видишь, что застряли, добрый человек? В висках застучало - кровяное давление быстро поднималось, так бывало всегда, когда Семён готовился использовать свой дар. Перед глазами, помогая сконцентрироваться, расцвели слова древней молитвы.

ЙЕВАРХЕХА АДОНАЙ ВЕЙИШМЕРЕХА. ЯЭР АДОНАЙ ПАНАВ ЭЛЕХУ ВИХУНЕКА. ЙИСА АДОНАЙ ПАНАВ ЭЛЕХА ВЕЯСЕМ ЛЕХА ШАЛОМ...

Меж тем незнакомец бодро спрыгнул с БТРа прямо в грязь, подняв фонтан брызг и едва не окатив Зарембу с головы до пят - к счастью, тот успел увернуться и вжаться в дверь грузовика спиной. Капли попали ему на штаны, изгвазданные немногим ранее. Увёртка получилась чуть более ловкой и изящной, чем мог бы исполнить человек комплекции унтера, но, кажется, парень этого не заметил.
- Чё молчите-то, братия? Если застряли, мы с ребятами подсобим, - он белозубо оскалился и кивнул на носовую лебёдку, коей был оснащён броневик. - Мигом вытащим вас из этой топи... Ну, прямо скажем, дорогу вы выбрали редкостной паршивости! - он хохотнул и вновь направился к своему транспорту. - Что, почту по деревням развозите?
Семён набрал полную грудь воздуха – вернее сказать, полный живот – высунулся в окошко и принялся сыпать словами, маскируя за ними стремительные ментальные удары.
- Ай, господин офицер, да какая почта - не уверен, что кто-то вообще помнит за здешние деревни, куда уж тут писать открытки! ("Этот толстый, наивный, болтливый еврейчик и не подозревает, с кем имеет дело.";). Нет, мы с партнером чуть-чуть сами себе коммерсанты. Покупаем или подбираем немножко всякого железного, потом продаем на два шекеля дороже и тем кормимся. Разве это гешефт, ответьте мне, пожалуйста, господин офицер? Это же слезы! - Семён горестно всплеснул руками. - А за последние дни, можно сказать, и совсем ничего не раздобыли. ("Да они - просто пара безобидных простаков, у которых и разжиться-то нечем. И в кузове у них, скорее всего, нету ничего интересного. Да, определенно нету. Абсолютно точно, нету. Не стоит даже заглядывать.";). Вот решили немного себе срезать путь, а тут начался потоп, какого и Ной не видел, дорогу развезло, - словом, засели мы так, что хуже почти что некуда. Так и торчали бы тут, как та жена Лота, если б не вы, господин офицер! ("Дураки и вдобавок голожопцы, но удивительно симпатичные люди. И в таком затруднительном положении. Прямо неприятно смотреть. Аж больно делается. Обязательно нужно им помочь!";).
Солдат, естественно, и сам уже не различал, где заканчивались его мысли и начинались исполненные альтруизма раздумья, внушённые Бриком. Он уже бодро разматывал лебёдку и, шлёпая по грязи, прицеплял её к бамперу грузовика. Под бдительным присмотром унтера Зарембы, разумеется.
- Сам ты коммерсант, - со злобой прошипел каэмовец на ухо товарищу. - Я бы лучше уж почтальоном побыл.
- Если это для вас так важно, - прошипел тот в ответ, бесстрастно встретив яростный взгляд вампира, - в следующий раз могу представить вас унтер-фельдмаршалом Войска Польского, а себя - полковым раввином.
- Срать я хотел на Войско Польское, ребе. Только аэсовцев я ненавижу больше, чем торгашей. Не хочу, не буду, протестую!..
И тут люк броневика с лязгом откинулась, и оттуда высунулась совершенно лысая бледная голова без ушей. Совсем-совсем без ушей – там, где полагалось им быть, виднелись лишь два уродливых рубца. У головы также не было ни бровей, ни ресниц, что создавало ещё более отталкивающее впечатление. Вслед за головой из броневика потянулись узкие острые плечи, облачённые в такой же нейтральных цветов камуфляж, как и у первого бойца.
- Что вы делаете, Вацлав? - хриплым шёпотом осведомился лысый. - Почему мы остановились? - Тут взгляд его пронзительных серых глаз упал на Семёна и Зарембу. - Кто эти... эти бедные панове?

Б-баммм! Бамм-бабаммм! Бада-бам!

Размеренный негромкий стук молоточков в висках обернулся гулким колокольным перезвоном. Затылок свело, перед глазами зароились веселые светящиеся мушки. Радужные щупальца внушения, оплетшие ауру солдата, дрогнули, но Брик не позволил им расцепиться.
Тварь, вылезшая из броневика... ох, вэйзмир, вот оно, мое еврейское счастье, подумал Семён. Это существо, кем бы оно ни было, в плане ментальной защиты не Зарембе чета - аура тусклая, еле проглядывается. Обмануть его еще можно, но вот сломать ментальным ударом - едва ли.
Мгновенно смешав на лице коктейль из наивного удивления и глупого добродушия с кубиком почтительной боязни, Семён обратился к безухому:
- Доброго вам денечка, господин офицер! Мы себе торговцы и гешефтмахеры, засели вот в грязи, а ваш сослуживец предложил таки нам немножко помочь, чтобы он был здоров!..
- Вот как? - существо склонило голову набок. Оно не было нелюдем - скорее, экстрасенсом, но дар его пульсировал где-то в глубинах черепной коробки. Очень мощный, но чем-то крепко-накрепко заблокированный.
- Честь имею рекомендоваться, старший лейтенант Туск, - тихо произнёс старший лейтенант Туск и окинул Брика с Зарембой спокойным холодным взглядом. - Я уже видел, кажется, ваш грузовик недалеко от города Энска. Ездили туда по делам? Чем же вы, интересно, торгуете?..
Меж тем подчинённый лысого закончил соединять броневик и машину каэмовцев прочными узами лебёдки.
- Разрешите приступить к вызволению? - бодро гаркнул он.
- Разрешаю, только быстрей, Богом прошу, - благосклонно, но не без раздражения кивнул псайкер и скрылся в люке. Семён почувствовал заметное облегчение – конечно, в смысле сверхъестественных талантов лысому было далеко до настоящего нелюдя вроде древнего вампира, и все равно его потенциал более чем впечатлял. Тем временем БТР, вздымая в воздух фонтаны грязи, медленно, но верно принялся вытаскивать... нет, даже выкорчёвывать намертво застрявший грузовик. Через пару минут диверсанты были свободны.
- Вы простите его, а?.. - шепнул боец. - У него с самого утра мигрень, вот и сидит там злой, как чёрт. Небось, принял вас за бандитов или ещё за кого... Мы тут просто ищем двух нелюдей с бомбой, - он глуповато улыбнулся. - Как раз в похожем грузовике, кстати.
Семён, сколько себя помнил, всегда испытывал нелюбовь к разного рода спортивным упражнениям. Начальство ГУГБ НКВД даже ставило ему на вид, что он-де портит показатели управления по физической подготовке. Однако успехи советских физкультурников оставляли Семёна целиком и полностью равнодушным - он предпочитал развивать свои умственные способности, а не подымать тяжести или сигать с парашютом. Но при известии о том, с какой целью колесят по заброшенным проселкам старший лейтенант Туск и его солдаты, бывший старший майор госбезопасности внезапно пожалел о том, что не занимался спортом. Бегом, например. На длинные дистанции. И чем длиннее, тем лучше.
- Нелюди? С бомбой? На похожем грузовике?! - выпучил он глаза, взмахнув руками. ("И чего этот славный еврейчик так распереживался, неужели всерьез думает, его можно принять за нелюдя? Вот потеха-то!";) - В этакой глуши? Вы не шутите, господин офицер? Чтоб я так жил, как я знаю, что тут можно взорвать! ("Нет, ну святая же простота. А говорят еще, что евреи, мол, умные. Да я по сравнению с этим сыном Израилевым - просто кладезь информации. И меня прямо распирает от желания ею поделиться. Ей-ей, не удержусь. Господин старший лейтенант, конечно, предупреждал насчет разглашения, но тут же все свои!";)
- Вы слышали, уважаемый? - воззвал Семён к унтеру Зарембе. Якобы в ажитации он выскочил из кабины грузовичка под дождь, повернулся спиной к солдату и быстро, но разборчиво, так, чтобы нелюдь понял, одними губами произнес: "В броневике паранормалик. Не чувствую его. Будьте осторожны".
Заремба сперва непонимающе сощурился, но затем быстро смекнул, в чём дело, кивнул и, шлёпая по грязи, исчез под брезентом кузова. Солдатик же расплылся в такой радушной улыбке, что стал похож ни много ни мало на Чеширского кота, изрядно укушавшегося валерьянки.
- А ведь и верно! Что тут можно взорвать, скажите на милость? Ха! В том-то и дело, дружище что тут - совершенно ничего, разве что курятники. Нет, мы едем в Варшаву - как раз туда те двое и направляются. Вы ведь наверняка слыхали, что там будут заседать какие-то важные шишки? Нелюди хотят это заседание сорвать, а шишек обратить в пепел. Вот мы и... - он беспокойно оглянулся на броневик, где скрылся Туск, и перешёл на доверительный шёпот. - Мы пытались сообщить, конечно, куда следует, да только разве они нам поверят... Мы ведь тоже из Энска, если что. Известная клоака, выродок на выродке. Неудивительно, что нас, честных воинов Света, даже слушать не стали. Вот нас и направили тем двум ублюдкам наперерез. Всё ж таки мы специалисты...
- Вацлав, - люк снова приоткрылся, оттуда послышался голос лейтенанта. - Что вы там так долго возитесь, во имя всего сущего? Мы помогли достопочтенным селянам, но у нас есть и свои дела.
Тот только отмахнулся, и это не укрылось от Семёнова взора. Похоже, в АС отношения между начальниками и подчиненными строились в несколько более демократическом духе, нежели на Лубянке или в Коалиции. Как минимум, в этом отдельно взятом отряде… Ага. Надо этим воспользоваться.
- Так вы - охотники на нелюдей из Армии Света! - восхищенно выдохнул Семён. - Как же, читал в газетах. Вы знаете, господин офицер, мой партнер и я - люди маленькие, - Семён опустил ладонь чуть не к самой земле, наглядно демонстрируя, насколько маленькие, - и мы всегда с огромным уважением относились к тем, кто защищает нас, маленьких людей, от всякой нечисти! К таким героям, как вы, господин офицер, или ваш командир... ("Да уж, командир. Брюзжит над ухом, придирается по мелочам, все ему не так и не этак...";).
- Кстати, - Семён понизил голос, - я очень извиняюсь, конечно, и это вообще не мое дело, но раз уж мы заговорили о вашем командире, чтоб он был здоров, то позвольте таки заметить, господин офицер, он немного... необычный человек. ("Ну да, он - необычный, а я - обычный, вот он меня и гоняет, как сидорову козу!";) Как он посмотрел - словно вот наизнанку вывернуло, как будто он насквозь меня просветил и насчитал много всякого воровства! ("Да, это уж оно так, это уж господин старший лейтенант умеет. Почему бы мне не рассказать про него, что знаю? Тем более такому приятному собеседнику.";).
Молоточки в висках размеренно отбивали знакомый ритм. Продолжая гнуть ту же линию, Семён мог бы, наверно, в конце концов, даже уговорить бойца АС пристрелить собственного командира, но если уж Б-г судил тебе иметь дело с паранормаликом, то невозможно заранее предвидеть, чем может обернуться этакая штука. К тому же приказ герра Джулиано однозначно предписывал избегать ненужного риска. А вот собрать как можно больше информации о странном офицере АС было бы в высшей степени полезно...
Вацлав по мере сил состроил глубокомысленную мину и очень понимающе покивал.
- О да, - тихонько проговорил он. - Туск наш - тот ещё чертяка. Его, говорят, полгода тому назад поймали в Сером городе какие-то мутанты и страшно пытали, вот у него немного крыша и того... Поехала, словом. Я бы вам советовал, ребята, побыстрей отсюда тикать. Не ровен час, примет вас за тех тварей с бомбой. Силы-то у него сейчас на исходе - отбивались от мелочёвки на пути из Энска, вот вся и потратилась - но скоро должны восстановиться, и тогда вам придётся туго. Пока у него башка трещит по швам, он добрый и даже почти вменяемый, но стоит боли уйти...
- Вацлав! - раздалось из броневика уже громче. Массируя виски тонкими пальцами, Туск выкарабкался из люка и шаткой походкой направился к Семёну. Встав между ним и бойцом, он втянул ноздрями полные лёгкие сырого воздуха.
- Так куда вы всё-таки направляетесь, панове? - вопросил он, прищурившись. Ничто не указывало на то, что он проник в замыслы каэмовцев - скорее, его тон был порождён обычной человечьей подозрительностью. - И зачем задерживаете беседой моего человека?
Каждое слово старшего лейтенанта отдавалось гулким эхом у Семёна в голове и противным уколом где-то под сердцем. Сила обезображенного паранормалика была поистине велика - это чувствовалось даже сейчас, когда он не пытался ею воспользоваться.
Семён смекнул, что несколько перестарался с вопросами. Нужно было по-быстрому сворачивать затянувшуюся беседу, пока любознательный офицер АС не почуял подвоха. А что у старшего лейтенанта мигрень - это хорошо, это Семёну на руку...
Он глубоко вдохнул и затараторил непрерывной скороговоркой:
- Да я же, господин офицер, уже говорил вот вашему коллеге, что мы немного себе торговцы - собираем всякое железное, продаем и с того имеем шекели на хлеб и гефилте фиш по субботам, хотя если вы спросите меня, так я вам отвечу, что нигде в округе вы не получите такой гефилте фиш, какую готовила моя покойная матушка - ох, вэйзмир, какая это была гефилте фиш, господин офицер, ручаюсь, вы бы согласились отдать решительно что угодно за добавку, а впрочем, вы еще довольно молодой человек и, может быть, не знаете, что самое главное в жизни, так я вам скажу, что самое главное в жизни - это правильно устроиться с питанием, - Семён представил, какое действие должно оказывать его пустопорожнее тарахтенье внакладку на головную боль, и ему на мгновение стало почти жаль страдающего аэсовца, - а теперь мы с партнером возвращаемся, господин офицер, в Прагу, это рядом с Варшавой, да вы, конечно же, знаете, мы там снимаем одну премиленькую комнатку с тараканами, за которую хозяйка запрашивает безбожные деньги, но ведь деваться некуда, потому как главное в жизни, господин офицер, - это иметь крышу над головой, чтобы не мокнуть вот так под собачьим ливнем, гадкая погода, не так ли, господин офицер, а вашему коллеге я всего лишь выражал нашу признательность за его бескорыстную помощь бедным торговцам, нечасто в наше трудное время встретишь такого хорошего человека, господин офицер, а ведь главное в жизни - поддержка и взаимовыручка, вот и покойный батюшка Вооз мне всегда говорил: "Помни, Самуил, мы, честные люди, не обманываем друг друга!", а впрочем, я вас уже, наверное, утомил своей болтовней, что поделать, есть у меня такой вот себе недостаток, люблю поговорить, покойная моя матушка, помню, меня еще так упрекала: "Самуил, ты каждой торговке на базаре готов пересказать Тору и Талмуд!", господин офицер, да у вас ведь и вправду таки важные дела, а я вас тут задерживаю, но все же позвольте вас еще раз поблагодарить от всей души, мы вам так признательны... - Семён широко и несколько заискивающе улыбнулся.
Выгрести против столь бурного потока болтовни вряд ли сумел бы даже и много лучший пловец, чем мучающийся головной болью паранормалик.
- О мой бог... - пробормотал Туск и принялся с удвоенным пылом массировать виски. Он даже отступил на шаг назад от Семёна - видимо, сейчас ему категорически претило общество таких словоохотливых людей, равно как и любых других источников громких звуков. Тем не менее, служебное рвение явно пересилило боль, и Туск не отступился.
- Гефилте фиш... - повторил он задумчиво. - Батюшка Вооз... Действительно, что-то мы задержались с вами. Это нехорошо... А знаете, нынче дороги опасны, - он склонил голову набок. - То нападут, то издалека обстреляют... Конечно, это не такой ад, как Энск, но мы можем сопроводить вас до второго... нет, даже до третьего отсюда перекрёстка. Всё равно, если вы направляетесь в Прагу, нам какое-то время будет по пути. Вы ведь не возражаете.
Это, разумеется, был не вопрос, и взгляд лейтенанта ничего хорошего не предвещал тому, кто отринет руку дающую.
- Сэр!.. - подал голос Вацлав.
- Утихните, рядовой. Заводите мотор, мы поедем прямо следом за добрыми коммерсантами.
Едва заслышав приказ, солдатик бросился к броневику, едва не спотыкаясь. Туск меж тем испытующе глядел на Семёна.
- Кстати, почтенный, есть ли у вас оружие? Ну… или хотя бы боеприпасы?
При мысли о том, что паранормалик, вменяемость которого представлялась вопросом глубоко дискуссионным, будет пялиться ему в спину, Семён облился противным липким потом, и сердце в груди запрыгало свихнувшейся лягушкой. Туск, несмотря на очевидное нервное истощение, что-то почуял и строит ловушку? То-то он так ловко заткнул солдата, чтобы тот под действием внушения не сказал лишнего. Но, с другой стороны, зачем громоздить этакие сложности, если броневик аэсовцев может прямо вот сию минуту просто и без затей раздавить их грузовичок, да и дело с концом? Нет, скорее, изувеченный экстрасенс просто не доверяет им и опасается, как бы "добрые торговцы" в виде благодарности за помощь не вынули из кузова гранатомет и не засадили бы кумулятивный подарочек в корму его железного сундука. Вполне реальный сценарий развития событий, кстати - глухие окольные дороги действительно были небезопасны...
Как бы то ни было, тон и выражение лица старшего лейтенанта Туска ясно давали понять, что попытка отказаться от его компании чревата печальными последствиями для каэмовцев.
- Ну конечно же! - нарочито громко воскликнул Семён, приметивший, как паранормалик морщится от звуков его голоса. - Это чрезвычайно любезно с вашей стороны, господин офицер! Мы вам очень и очень обязаны! - Семён могучим усилием воли заставил свою круглую физиономию лучиться счастьем высшей пробы.
- А насчет оружия - скажите, господин офицер, я таки сильно похож на бравого воина? - Семён комично развел руками. - Нет, я в нашем тандеме больше по торговой части, стараюсь выдурить пару лишних шекелей у поселян и скупщиков металлолома, чтоб они все были здоровы. Вокруг Энска, конечно, можно найти много разного интересного, но мы себе с оружием дела не имеем, нет! Потому в нем надо разбираться, а то как раз останешься без какой-либо нужной конечности, и разве кто-нибудь позаботится за пришить бедному еврею новую? У моего партнера был какой-то пугач, на котором ржавчины больше, чем грехов на моей совести, годный только нищих пейзан стращать - ну, а кто еще, скажите, польстится на лом цветных металлов? Мы в бизнесе не первый год, и пока как-то обходилось без стрельбы - ой-вэй, скажу я вам, наше сказочное богатство не стоит тех патронов, что на нас надобно потратить!..
Семён искренне надеялся, что для человека, везущего ядерную бомбу в компании искусственного вампира (который сам по себе мог быть квалифицирован как в высшей степени антигуманное и разрушительное оружие), он отвирается достаточно убедительно.
За спиной старлея бодро заурчал мощный двигатель, и это было весьма кстати - гнетущую тишину последних минут разряжал лишь шум неутихающего дождя. Казалось, что разверзлись сами хляби небесные, и новый Потоп скоро смоет грехи всех людей и нелюдей на планете... Туск не обращал, впрочем, на ливень никакого внимания - вода стекала по его лысой макушке и свободно лилась с подбородка на землю. Выражение его лица будто застыло в диковатой смеси вежливого внимания и плохо затаённого недоверия.
- Армия Света всегда помогает людям, - процедил он в конце концов. - В смысле, конечно же, биологическим людям, безо всяких там вредоносных примесей. Особенно таким как вы... кстати, я до сих пор не знаю вашего имени, достопочтенный пан. Вы, судя по всему, и мухи-то обидеть не сможете, не говоря уже о более серьёзных противниках. Не беспокойтесь, мы не станем палить вам в затылок, - его губы дрогнули, словно бы он хотел улыбнуться, но раздумал или просто не смог.
- Поехали, господа, - и он неверной деревянной походкой направился к броневику, скрывшись там секунды спустя.

Продолжение следует...


На картинке-для-привлечения-внимания... представим, что там справа Семён Воозович Брик, а слева ещё один персонаж, он появится в следующих частях. На самом-то деле картинка просто украдена с девиантарта.




@темы: Варшавский Экспресс, Коалиция Максов, квесты, ролевая игра, творчество

14:11 

Коалиция и Макс, выпуск №10

Хайль Макс!
17:51 

Коалиция и Макс, выпуск №6

Хайль Макс!

Новый комикс о захвате мира готов! По многочисленным просьбам немногочисленных читателей, вводим нового персонажа. Надеюсь, эти трое сработаются.



А тут лежат остальные комиксы. А это - наше злодейское сообщество. Если кто ещё не в курсе, например.




@темы: Коалиция и Макс, комиксы, творчество

12:46 

Тёмное небо. Глава 2. Откровения безумного ирландца

Хайль Макс!

Томас Спенсер стоял на ирландской земле, на старом пустынном пирсе, далеко-далеко выдающемся в море, и солёный прибрежный ветер изо всех сил трепал его волосы, раздувал полы его дорожного плаща, словно приветствуя журналиста в стране вампиров.

Погода стояла великолепная, вода блестела в солнечных лучах, как жидкое золото. Вокруг не было ни души. Ирландия не обратила внимания на появление Спенсера – и у вампиров, и у людей было полно других забот тем днём, но сам Спенсер этого, конечно, не знал. Позади него в море маячила чёрная точка, всё уменьшаясь и уменьшаясь в размерах – это на полной скорости нёсся назад к Внутреннему Кольцу маленький чёрный катер имперского флота. Впереди же была длинная холмистая гряда, заслонявшая весь обзор самым нахальным образом – чтобы узреть хвалёную красоту здешних краёв, нужно было сперва её обогнуть. Заложив руки за спину, Спенсер сошёл с пирса и зашагал по песку вдоль гряды. Он держал путь в злополучную деревню Петри, которая находилась, кажется, неподалёку.

Если только ему никто не соврал.

* * *

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


@темы: Тёмное небо, Творчество

02:49 

Альтернативный КМ. Зарисовка от HellFox`а

Хайль Макс!
25.12.2010 в 00:39
Пишет SilveR_foX4910:

И снова кусок АКМ
"Мэлвокиа. Свободная страна с гибкими законами, которая принимает всех? кто хочет укрыться от преследования. Многие говорят, что сам Бог или Дьявол не смогут вытащить вас из Мэлвокии, чтобы заняться вашей душой. Страна, в которой относительно... бесконфликтно терпели друг друга представители многих рас и народностей.
<<<Нэйл сидел в комнате, которою, не удержавшись, обставил как свой личный кабинет в Нэске. Тот кабинет был разрушен вместе со всем зданием штаба Коалиции, при атаке Альянса. Лидер нелюдского движения по захвату власти над миром не был готов к тому, что силы альянса распыленные по всей планете из-за точечных операций спланированных им, смогут так быстро перегруппироваться и атаковать Нэке. Фактическую столицу Коалиции.
-Видимо им удалось ликвидировать тот пробел в технологиях, который у них был на начало компании. - Заговорил фюрер с портретом Фауста, висящем напротив письменного стола. Поглядев на изображение измученного демоном мужчины, Нэйл взял со стола карандаш и повертел его в руках. - Досадная, весьма досадная оплошность...
Дверь в комнату открылась. Фюрер незаметно схватился за рукоять дробовика, прикрученного снизу стола и скрытого перегородкой.
В комнату вошла девушка, одетая в заляпанный грязью черный плащ с капюшоном. В руках у нее были два бумажных пакета. Фюрер вздохнул с облегчением - это была Родаши.
Девушка откинула капюшон и встряхнула головой, чтобы слегка выровнять прическу. Половина ее лица была скрыта за повязками. Результат встречи с коалиционером ренегатом. Ей повезло, что в панике предатель перепутал колбы и бросил в нее не смертельно опасную кислоту, а всего лишь напалмовую шашку. Всего лишь! Но и этого хватило. Опять же воровке повезло, что годами оттачиваемые рефлексы свели к минимум площадь поражения.
-Ты так и собираешься держать меня на мушке или все же поможешь разобрать покупки? - Недовольно спросила Рода, глядя на фюрера, который по-прежнему держался за дробовик, по старой привычке.
-Не стоит так грубо. Я все еще фюрер коалиции. - Спокойно, но так же не без нотки раздражения ответил Нэйл и подошел к Родащи.
-Пф! Сейчас мы даже не знаем, жив ли кто-нибудь еще из наших товарищей. А два человека... я не считаю это за Коалицию. Извини. - Выкладывая на кровать продукты, произнесла Рода. Хоть это и был импровизированный кабинет фюрера, квартира все же была однокомнатной и поэтому у стены, рядом с входной дверью стояла кровать, а под ней ютился карликовый холодильник.
-Я уверен, не смотря на то, что мы вдели как самолет на котором летели Карл, Эдвард и Рениер был взорван -они живы. - Нэйл поймал гневный взгляд Родаши и добавил. - Хммм... В прочем да, два человека не Коалиция, так что опустим формальности.
Это был нормальный еженедельный диалог. Рода конечно же верила в то, что все их соратники выжили, но она не любила, когда об этом заходил разговор. Так же ее тяготила то, что она увидела в лаборатории незадолго до нападения на Нэске. "Что же все таки тогда произошло с Рениером и Кандидом?" - думала она."

URL записи

@темы: творчество, КМ, АКМ

20:18 

Тёмное небо. Глава 1, часть 2

Хайль Макс!

Продолжение позавчерашней главы. Написано в основном потому, что негоже полноценной главе быть короче пролога. На комментарии уже не надеюсь, в принципе – раз молчите, значит, либо нравится, либо не читаете.

ПРИОБЩИТЬСЯ К ПРЕКРАСНОМУ


@темы: творчество, Тёмное небо, Полуночная Империя, КМ

Министерство Пропаганды

главная